Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:36 

Главы 12-20

MiakaN
Симбиоз - это такая связь,когда одному хорошо и другому хорошо
Название: Это был обычный вечер в клубе, с которого все началось
Автор: MiakaN
Фандом: Институт благородных девиц
Тип: слэш
Пейринг: Маркин/Хованский или же Николя/Андре, плюс еще канонные пейринги: Маркин/Жюли, Маркин/Лидия Ивановна Соколова и Андре/Глаша
Рейтинг: R
Жанр: драма, романс
Размер: миди
Статус: закончен (всего 22 главы, главы 1-11 здесь, главы 21-22 здесь)
Дисклаймер: Все принадлежит создателям сериала. Никакой выгоды я не извлекаю, пишу для собственного удовольствия =)
Предупреждение: слэш, ближе к концу - ООС (авторское видение характеров героев), альтернативная концовка.
Саммари: История двух друзей. Фанфик по мотивам сериала "Институт благородных девиц".
От автора: В фанфике присутствует множество диалогов из сериала. Ну и мои дополнения, конечно.


Глава 12
После целого дня, проведенного в кресле и посвященного размышлениям о Глаше, Андре собирался ко сну. Слуга зажигал свечи.
- Все, Харитон, поздно уже, давай спать ложиться. Постель расстилай.
- Барин, а Вы не боитесь, что Глаша к Вам ночью придет, как отец сказывал?
Андре потянулся.
- Григорий пьет с утра до вечера, вот ему и мерещится.
- Не только Григорий в духов-то верит,- Харитон убрал одеяло и взбил подушку. – Покойники часто приходят к тем, кого любят, или к своим обидчикам, прости Господи.
- Ну, и придет к нам Глаша, что будем делать?- Хованский зевнул.
- Знамо что. Я сейчас,- и Харитон скрылся за дверью.
Князь стянул халат, повесил его на стул и присел на кровать, ожидая слугу.
- Вот,- Харитон появился, показывая все, что он принес. – Чеснок,- он снял в шеи связку, - святая вода,- поставил на стол кувшин,- кол осиновый,- и подал хозяину палку, снятую с метлы.
Андре скептически поднял бровь. Харитон взял банку с солью и принялся посыпать пол вокруг кровати.
- Еще надо двери не запирать,- знающе молвил слуга. – Закрытая дверь духа-то не остановит, а только разозлит.
- Нет уж, дверь я закрою,- решительно сказал Хованский,- а то к нам не духи, к нам бандиты с Хитрова рынка придут!
- Барин, а я даже и не подумаю Вас слушаться! Душегубу-то можно по голове дать, а от нечисти чего ждать – неизвестно.
Князь насмешливо посмотрел на Харитона.
- Ладно. Спать сегодня будешь здесь. И свечи не туши,- он лег и укрылся одеялом.
- А говорите, что не верите в нечистую силу!
- А я и не верю, старый козел. Я просто говорю, что спать сегодня будешь здесь. И без лишних разговоров!
- Ага, не верите. А зачем же я Вам тогда?- Харитон улыбнулся и посыпал еще немного соли вокруг своего стула. – Так-то оно спокойней будет.
И они оба уснули.

***
В час ночи они резко открыли глаза: в гостиной послышался шум. Андре вскочил.
- Господи, что? Что, началось?!
Он схватил кувшин со святой водой и отошел от двери немного в сторону. Харитон взял связку чеснока и простынь, чтобы схватить ночного визитера, и встал по другую сторону от входа.
- Святы Божьи, святы бессмертные, помилуй нас…- дрожащим голосом повторял Андре, пытаясь успокоиться. Он закрыл глаза и прижался к стене.
В комнату зашел Николя.
- А…
Сзади на него обрушился Харитон, накрывший его простыней и связавший чесноком. Андре, не открывая глаз, выплеснул на него воду из кувшина. Пока Маркин пытался высвободиться из-под простыни и понять, что вообще происходит, Хованский схватил кол и потихоньку находил на гостя с трясущимися руками и оружием наизготовку.
- Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный! Помилуй нас!!!!- князь кричал, заглушая Харитона и самого «призрака».
Наконец Николя сбросил с себя простыню и обернулся.
- АААА!!!!!- он увидел наставленное на него острие и с растопыренными от ужаса глазами повалился назад, врезавшись в комод.
Андре, стоя, словно воин с копьем, наконец перестал дрожать и изумленно уставился на своего друга, еще не совсем понимая, что случилось. Потом медленно опустил кол. Маркин первый пришел в себя.
- Чего ты стоишь, полотенце принеси!- крикнул он Харитону. Андре сглотнул. Маркин бросил на него взгляд. – Ну ты…
- Ты!..- Хованский без сил опустился на кровать. – Ты… какого черта врываешься?!.. Что, другого времени для визитов нету?!- его голос срывался на каждом слове.
Николя истерически засмеялся.
- Ты посмотри, а! Я еще и виноват! Облил меня водой, палкой чуть не убил, а я и виноват?!
- Послушай, мы повздорили,- Андре смотрел на него снизу вверх, - я не ожидал тебя увидеть… к тому же, ночью!
- Мы с тобой повздорили? Да из-за чего, из-за этих расписок? Да я уже забыл сто лет!
Андре закашлялся и опустил голову, опираясь на палку.
- Я просто пришел сообщить тебе о смерти княгини Алтуфьевой, чтобы ты завтра не забыл съездить выразить свои соболезнования ее наследнице и племяннице княжне Тишинской! Да мало ли зачем я мог к тебе приехать… А ты!
- Ой, Господи…- Андре перекрестился и пропустил последнюю фразу. – Не хватало нам покойников…
Харитон подал Маркину полотенце, тот вытер им лицо и отдал слуге.
- Спокойной ночи!- Николя раздраженно покачал головой и оставил своего друга.
Князь задышал ровно и размеренно и потихоньку лег в постель.

***
Наутро оказалось, что Николя никуда не уходил и всю ночь просидел в гостиной. Он курил и ждал, когда проснется князь. Наконец, Харитон поставил на столик завтрак, и сонный Андре уселся в кресло.
- Так что ты вчера хотел мне сказать?
- Я хотел сообщить тебе, что княгиня Алтуфьева скончалась, и тебе следует нанести визит ее племяннице.
Хованский поморщился.
- Ну, если хочешь, можем поехать к Жюли вместе.
- Я… я не одет…- Андре оглядел свою ночную рубашку и наброшенный поверх нее старый халат. – Нанесу ей визит чуть позже.
- Княжна Тишинская теперь завидная невеста,- Николя ухмыльнулся. – После смерти тетушки она унаследовала огромное состояние – я лично видел бумаги.
- Ну что же, ей повезло.
- Знаешь, она мне и раньше нравилась своей хваткой и хитростью,- Маркин мечтательно водил сигаретой по воздуху,- а теперь к этому прибавилось еще и огромное состояние. Знаешь,- он оглядел своего друга, наблюдая за его реакцией,- я бы не возражал стать супругом богатой красавицы…
Князь ошарашено уставился на него.
- Ты женат, Николя!
- Ну, сегодня женат – завтра нет,- он удовлетворенно улыбнулся. – Ты же сам знаешь, как у нас с Соколовой вышло.
Хованский вдруг нахмурился, а потом будто услышал что-то и весь сжался, оглядываясь по сторонам.
- Слушай, а… ты веришь в потусторонние силы?
- Во что?- Маркин скривился.
- Ну, в нечисть всякую, в души умерших, которые остаются жить среди нас после смерти…- он нервно сложил пальцы и потер руки.
- Андре, ты опять за свое?- Николя встал. – У тебя уже весь дом пахнет чесноком! Может, хватит?
- Я тебе серьезно говорю,- голос Хованского дрогнул. – После смерти Глаши я физически чувствую ее присутствие в своем доме! И отец ее мне сказал, что видел ее. Она приходила к нему!
- Тебе нужно сказать спасибо этой девице, что она избавила тебя от своего присутствия и от проблем, с нею связанных,- Маркин нетерпеливо растолковывал ему все, словно маленькому ребенку,- а ты забыть ее не можешь?
- Не могу…
- Ну тогда я тебе помогу.
Николя подошел к нему, взял рукой за подбородок и поднял его лицо. Наклонился и крепко поцеловал. Андре пах свежим постельным бельем и булочками, а его друг – сигаретами и каким-то своим, резким и, в то же время, притягательным запахом.




Глава 13
Дело с железной дорогой продвигалось очень неплохо: деньги текли рекой, а имя великого князя обеспечивало доверие со стороны вкладчиков. Маркин был доволен. Он нанял десять человек, дабы создать видимость строительства, и спокойно загребал плывущие к нему в руки финансы. Конечно, нужно было придумать объяснение исчезнувшим деньгам и объявить вкладчикам об их разорении, но за этим, как он думал, дело не станет. В крайнем случае, можно будет просто исчезнуть. Но этот вариант был нежелательным – ведь тогда придется оставить Андре, а этого Николя никак не хотел допускать. Концессия должна была продержаться еще какое-то время, и для этого Маркину нужны были деньги. И взять их он мог только у одного человека.

***
К полудню Андре осушил две бутылки коньяка. Он снова думал о Глаше и о том, что, возможно, он повинен в ее гибели. Харитон, всячески пытавшийся успокоить своего барина, спрятал оставшееся в доме спиртное и запер на ключ. Вскоре после того, как Хованский допил последнюю каплю и развалился в кресле, в гостиную вошел Маркин, намеревавшийся решить дело с деньгами. Увидев его, князь медленно встал, опираясь на подлокотники.
- Николя-а-а!- он покачнулся. – Друг мой! А ну-ка… Дай, я тебя обниму!- он, шатаясь, подошел к Маркину и обнял его: одной рукой за шею, другой - за талию.
Николя на несколько секунд потерял дар речи. Потом высвободил руки из хватки Хованского и отцепил его от себя.
- Андре, да на кого ты похож? Ты себя губишь!
- Ты сейчас о чем?..
- Прекрати пить!- Николя даже отмахнулся, чтобы прогнать стойкий запах спиртного, окружавший его друга на приличном расстоянии.
- Да с кем ты разговариваешь?..- Андре начинал сердиться. – Ты с князем Хованским разговариваешь!!!
- С князем,- подтвердил Маркин,- который сейчас больше похож на бродягу! И вообще, я пришел к тебе по делу. Но, как я вижу,- он оглядел его,- сейчас ты не в состоянии что-то решать. Мне нужны деньги для моего, вернее, нашего дела. Я зайду вечером. Надеюсь, тогда ты будешь в трезвом виде и сможешь мне помочь.
И он оставил Андре наедине с опустевшей бутылкой.

***
К вечеру Хованский был трезв и задумчив. Он ходил из угла в угол, размышляя о просьбе Маркина. Харитон монотонно сметал пыль с камина.
- Да… Пьяный барин чудит, трезвый – хандрит… Неизвестно, что лучше-то,- проговорил он.
- Сколько у нас наличности, Харитон?
- Батюшка, а зачем Вам это?- слуга внимательно посмотрел на хозяина.
- Что?- он развернулся. - Я что, должен отчитываться перед тобой? Деньги неси, где ты там их прячешь.
- Что, опять Вас Маркин с пути сбивает, да?- слуга сочувственно взглянул на барина. – Я этому упырю и копейки не дам – облапошит. Вот вспомните Вы мое слово – облапошит!
- Это не твое дело,- спокойно сказал Андре. – Минуту назад хотел передумать, теперь назло тебе сделаю.
- Да, хотите назло мне, а сделаете назло себе! Андрей Петрович, голубчик, ну я же для Вас стараюсь, у меня кроме Вас никого нет. Ну не верьте Вы этому проходимцу! Он уже сколько с Вас вытянул? А Вы хоть копейку с него получили?
- Пошел к черту. Деньги неси!
Харитон поколебался и, наконец, решился сказать веское слово.
- Не дам!- и скрылся за дверью.
Андре фыркнул и почесал щеку. Через некоторое время слуга вернулся с докладом. Князь был уже без пиджака и продолжал мерить шагами комнату.
- Барин, там… этот упырь Ваш ненасытный приехал. Денег не дам, хоть убейте.
- Неси шкатулку и выпить чего-нибудь. А денег я ему и так не дам.
- А зачем же нести,- недоуменно спросил слуга,- коли так не дадите?
- Я сказал: неси шкатулку!- грозно молвил Хованский. – И иди к чертовой матери!- он опустил голову.
- Вот он, пришел…
Когда Андре поднял взгляд, перед ним стоял Маркин. Князь кивнул Харитону, и тот вышел.
- Ну, где деньги?
Князь скупо улыбнулся.
- Деньги, деньги… Скажи мне, Николя, когда я начну получать свою прибыль?- он строго воззрился на своего друга. – Мне кажется, я достаточно вложил в твои махинации.
- Скоро, Андре, скоро ты все получишь,- Маркин ослепительно улыбнулся. - Да столько - Москва просто лопнет от зависти!
- Когда «скоро»? Мне нужны сроки. Послушай, Николя, мне нужны гарантии. Пойми,- Хованский взглянул на него, как бы извиняясь,- если у меня не будет гарантий, я тебе больше ничего не дам.
Тут Маркин посмотрел на него, и на щеках Андре появился румянец.
- Значит, так?- с ухмылкой спросил он. – Хорошо. А не забыл ли ты, мой друг, о письме своего незабвенного отчима? Оно ведь у меня.
- При чем здесь письмо?..- смутился князь. – Я не вижу никакой связи между письмом и деньгами.
- Ну, связь самая прямая… Если ты не образумишься, ты лишишься и денег, и репутации,- Николя улыбнулся во весь рот и сказал то, чего ждал Андре. – И всё!
Князь зло посмотрел на него.
- Значит, Вам нужны гарантии, ваше сиятельство?- Маркин говорил, явно издеваясь. – А кто мне даст гарантии? Это ты втянул меня в эту авантюру с наследством, а теперь строишь из себя святошу? Ха! Я, значит, злодей, а ты - агнец божий? Ну да!- он резко засмеялся, встал и прошелся по комнате. – Ведь это я обманул бедную сиротку и украл у нее наследство! Конечно, это я совратил и угробил Глашеньку! Да по сравнению с тобой я невинное дитя!
Хованский встал, опираясь о стол и еле сдерживая себя.
- Я не намерен выслушивать этих оскорблений! Если уж на то пошло,- он набрал в грудь воздуха,- то это ты все придумал! Ты хотел денег – ты их получил! Я, конечно, не дитя и не ангел, но ты…- он уставился на Николя и судорожно сглотнул,- ты – демон…
На лице Маркина заиграла дьявольская улыбка.
- Это ты убил душеприказчика, и ты с душегубом похитил Софью!
- Значит, так?- Николя начал медленно наступать на него. - Позволь тебе напомнить: это ты попросил у меня помощи. Ты прекрасно знал об убийстве, ты знал о похищении Софьи, а теперь хочешь выйти чистеньким? Не получится: мы с тобой одной ниточкой повязаны,- вдруг Маркин обернулся и увидел в дверях Харитона, державшего в дрожащих руках шкатулку. Хованский медленно посмотрел в ту же сторону, прикрыл глаза и подошел к слуге. Открыл шкатулку, достал деньги и кинул их на стол перед Николя. Тот положил их во внутренний карман.
- Благодарю,- сдержанно сказал он. – Значит, мы по-прежнему… партнеры?- уголок его губ чуть дрогнул. Андре побагровел, жалея, что не может его ударить. Маркин ухмыльнулся и подошел к двери.
- А со своим слугой, надеюсь, сам разберешься.
Князь проводил его диким взглядом и медленно опустился на стул. Ему предстояла долгая душеспасительная беседа. И у него не было никакого желания в ней участвовать.



Глава 14
Через несколько дней два друга встретились в клубе за карточным столом. Андре был, как всегда, немного навеселе и оттого слишком разговорчив - Николя был, как всегда, расчетлив и обаятелен. С ними играли сенатор и полицмейстер. Партия складывалась удачно для Маркина, и он поминутно ухмылялся, глядя на князя.
- Э… господин сенатор, вы поддерживаете?- хрипло спросил Хованский.
Мужчина положил карты на стол рубашкой вверх и выжидательно взглянул на Николя. Тот улыбнулся и раскрыл свои.
- Пара? Всего-навсего? - сенатор изумленно глядел на него. – У меня на руках флэш! И Вы заставили меня бросить карты? Господин Маркин, Вы - великий артист!
- Нет-нет,- Андре, смеясь, махнул рукой,- это всего лишь блеф! Но, да, да, мой друг владеет этим искусством как нельзя лучше. Но, не увлекаясь,- он улыбнулся и подмигнул Николя. – Ведь рано или поздно придется заплатить. Блеф – это ведь тот же обман, а за обман, как ты знаешь, по головке не гладят,- князь поднял брови и воззрился на Маркина.
- Это всего лишь часть игры,- Николя пожал плечами.
- Нет, это часть жизни,- Хованский говорил серьезно, хотя иногда и посмеивался. В его взгляде мелькала какая-то обреченность. - Ведь мы все блефуем, обманываем, просто тот, кто не умеет хитрить, остается ни с чем.
- Видимо, князь, Вы так часто проигрываете, потому что хитрость Вам не присуща,- пошутил сенатор, прищурившись.
- Хм, да, хитрость мне не свойственна…- Андре обернулся на Маркина. – А это, знаете, не только за карточным столом – в жизни то же самое! Вот, например…
Николя быстро положил руку на плечо Хованского.
- Господа, прошу прощения, мне с моим другом нужно перекинуться парой слов. Мы обязательно продолжим позже. Андре?- он встал и последовал за князем, направившимся в биллиардную.
У входа в комнату князь остановился, и Маркин толкнул его внутрь, на ходу закрывая дверь.
- Что ты мелешь?! Ты хоть понимаешь, что ты говоришь?! Ты нас под монастырь подвести хочешь?
- Я просто рассуждал в общих чертах!- выплюнул Хованский.
- Да ты собой не владеешь! Возле тебя сидит полицмейстер, а ты такое городишь! Ты что, в Сибирь захотел?
- А может, нам там и место,- тихо сказал Андре,- в Сибири?
Николя раздраженно отвернулся. Ему определенно не нравился такой Хованский.
- Мы бедную девушку обобрали…
- Да перестань ты!- вскричал Маркин. – Напился – сиди дома и держи язык за зубами! Я вместе с тобой кандалами греметь не собираюсь.
- А без кандалов,- князь повернулся к нему, взял за руки и взглянул прямо в глаза,- душа не болит? Совесть не мучает?
Николя откинул руки Хованского.
- Да провались ты сквозь землю со своей совестью! Андре, ну… я тебя прошу,- Маркин положил руки на его плечи,- ну перестань, иди домой, проспись…
Князь молчал. Его друг медленно провел ладонью по его шее.
- Ну хорошо, хорошо. Только твоя совесть еще проснется, Николя. И вот тогда – спаси нас, Боже.
Он аккуратно сбросил руки со своей спины, выпил рюмку коньяка и отправился домой, не подозревая, что совсем скоро все станет с ног на голову.

***
Утро Хованский встретил на диване, лежа в неестественной, скрюченной позе. Харитон известил хозяина о том, что к ним пожаловал гость. Андре, было, подумал, что это Николя, но оказалось, что встречи с князем добивался не кто иной, как граф Воронцов. Когда офицер зашел в комнату, Хованский понял, что беседа будет не из приятных.
- Князь, я должен с Вами поговорить,- начал граф. – Мне все известно.
- Я… я не совсем понимаю, о чем ты, Владимир…- конечно, Андре все понял, но все еще надеялся, что разговора можно будет как-то избежать.
- Я знаю, что настоящий отец Софьи Горчаковой – князь Петр Хованский, который завещал ей свой титул и наследство.
Хованский сидел с застывшим лицом и молчал.
- Я знаю,- продолжил Воронцов, изучая взглядом Андре,- что завещание было украдено, что Вы присвоили наследство своего отчима и хотели жениться на Софье, чтобы деньги стали Вашими законно. Что Вы на это скажете, князь?
- Послушай, Владимир, ты не понимаешь…
- Я хочу, чтобы Вы рассказали все Софье. Или это сделаю я. У Вас есть время до завтрашнего полудня. Я буду ждать от Вас письма, князь. А теперь, честь имею,- граф кивнул и покинул дом.
- Х-харитон!!!- князь сжал подлокотники кресла и изо всех сил старался не паниковать. Он схватил бумагу , черкнул пару строк, сунул записку в руки слуги и велел доставить ее как можно скорее.

***
Через полчаса Николя был уже у него.
- Ну, рассказывай, что за спешка заставила тебя разрушить все мои планы на день. Зачем ты послал с запиской этого дурака Харитона?
- Да брось, Николя!- Андре кричал, содрогаясь от гнева и страха. – При чем здесь Харитон? Господи, все пропало! Все!..
- Так, понятно,- Маркин вздохнул,- ну, рассказывай, что случилось.
- Что случилось?! Это ты во всем виноват, ты!
- Да объясни толком, я ничего не понимаю!
- Воронцов все знает!- он мигом оказался около Николя и схватил его за грудки, тряся на каждом слове. – Про Софью, про наследство, про то, что мы убили душеприказчика! Воронцов все знает, понимаешь, все!
- Успокойся,- голос Маркина был спокойным и властным. Он убрал руки Хованского со своего пиджака и опустил их. – Сядь.
Андре повиновался, не отрывая взгляда от своего друга.
- Успокоиться? Ведь это тюрьма, это каторга!- он вновь начал подниматься и повышать голос.
- Сядь.
Князь снова беспрекословно опустился в кресло. Николя взял бутылку коньяка и две рюмки.
- Единственный выход из данной ситуации – это заставить Воронцова замолчать. Замолчать навсегда.
- Что?..
- Насколько я помню, за тобой остался выстрел с вашей прошлой дуэли. Предлагаю тебе им воспользоваться,- он налил коньяк себе и своему другу.
- Я не буду стреляться с Воронцовым,- Хованский помнил то, что он испытывал во время их прошлой, несостоявшейся дуэли. И он совсем не хотел почувствовать это снова.
- От тебя этого никто и не требует,- заверил его Маркин. – Ты вызовешь его на дуэль, а мои люди все сделают.
- Я… я не буду этого делать. И тебе не позволю!
- Ну хорошо. Тогда решай свои дела сам, а я умываю руки,- он осушил рюмку и направился к двери.
Андре застыл.
- Умываешь руки?!.. Это ведь ты все придумал с наследством!..
Николя обернулся.
- Я. Потому что в твоей голове идей нет в принципе.
- Хорошо,- князь решился на отчаянный шаг,- тогда я пойду и расскажу Воронцову все как есть. Значит, судьба. Зато я не убийца, а ты, ты – убийца!.. И в полиции я все расскажу.
- Иди,- Маркин ничуть не испугался. – Только ты ничего не сможешь доказать,- он медленно пошел к двери.
- Стой!- вскричал Андре отчаянно. – Подожди.
Николя довольно ухмыльнулся.
- Ну вот, давно бы так! А то распустил нюни!- он провел рукой по щеке Хованского. Тот присел. – Только давай договоримся: как мы с Воронцовым решили, так оно и будет. Назад ходу нет. А то ты завтра проснешься в…- он хмыкнул,- лирическом настроении и опять начнешь хандрить. Ты согласен?
- Согласен,- князь мотнул головой. – Только я в этом не участвую.
- Это я уже понял. Единственное, что ты можешь сделать полезного – это не делать ничего.
- А если… если Воронцов успеет все рассказать Софье?..
- Не успеет. Он тебе слово дал. Успокойся.
Николя встал на одно колено рядом с креслом Андре. Он положил одну руку на ладонь Хованского, а другую запустил в его волосы. Князь сжал его пальцы и утонул во мраке темных, глубоких, завораживающих глаз.



Глава 15
С утра Хованский, как и предполагал его друг, был не в самом решительном настроении. Сам же Маркин был холоден и спокоен.
- Я боюсь, Николя,- Андре нервно сжимал пальцы и дергал ногой. – Воронцов ждет от меня письма. А что, если не дождется? Пойдет к Софье и все ей расскажет?! Послушай,- он поерзал в кресле,- может, лучше написать, как ты считаешь, а? Я напишу в письме, что, мол, так и так: я каюсь, а Софье расскажу все позже…
- Зачем? У Воронцова нет никаких доказательств, во-первых. А во-вторых, он, считай, уже не жилец. Так к чему тратить чернила?- Маркин покрутил в руке рюмку с коньяком. – Мертвецы, как ты знаешь, читать не умеют.
- А что, если сорвется?- неуверенно сказал князь. – Нет, я все-таки напишу.
- Как знаешь. Я бы не стал.
- Но я ему слово дал!
- Кому?- страдальчески спросил Николя. – Воронцову? Да он… Хорошо, пиши, пиши! А то ты еще глупостей понаделаешь. А я пойду делом займусь. Надо заканчивать с этой историей,- он встал. – Как говорится: и всё!- он улыбнулся во весь рот. Андре закатил глаза и потер лоб. Затем направился к столу, достал бумагу и карандаш и принялся сочинять письмо.

***
Время подходило к полудню, а князь не написал ни строчки. На листе появилось лишь изображение чертика, ухмыляющегося и удивительно похожего на одного хорошего знакомого Андре. Харитон медленно подошел к столу и поставил чашку чая рядом с Хованским, мельком взглянув на рисунок.
- Барин… а чего это Вы вздумали чертей-то рисовать?
- Думаю я.
- О ком? О чертях, прости Господи, что ли?- он перекрестился.
- Можно и так сказать…- Андре воззрился куда-то вдаль и улыбнулся. Потом опомнился и раздраженно накрыл рисунок рукой. – То есть… как письмо писать, думаю.
- А чего тут думать? Пишите проще, как есть, оно ведь завсегда чем проще – тем лучше,- объяснил слуга.
- У тебя все просто!- буркнул князь.
- Да мы-то люди маленькие, нам чего…
- Час который?
Харитон посмотрел на каминные часы.
- Без четверти двенадцать.
Хованский изумился.
- Так чего же ты молчишь-то?!
- А чего мне время вещать? Я, чай, не кукушка.
- Я же письмо теперь отправить не успею! И все из-за тебя!
- Конечно, из-за меня!- возмутился Харитон и направился вон из комнаты. – Они письмо сочинить не умеют, а я виноват!.. Из-за меня!..
Андре бездумно водил карандашом по бумаге.
- А может, прав Николя?.. Может, не надо никакого письма?.. Ему же, и правда, жить-то осталось… Не судьба, значит, не судьба…- князь закивал головой, убеждая самого себя в том, что так будет лучше и он не в силах уже ничего изменить.

***
Маркин медленно шел по улице и осматривался по сторонам, проверяя, не следит ли кто за ним. Он свернул направо и подошел к трактиру, возле которого сидели пьяницы, распевающие песни, стояли девушки с аккуратно выщипанными бровями и висел стойкий запах водки. Он открыл дверь и зашел внутрь. За последним столом, как и всегда, виднелась спина в поношенной, рваной рубашке. Завидев Николя, душегуб выгнал с соседней скамейки своего собутыльника и велел принести еще спиртного.
- Здрасьте,- он махнул рукой на место напротив. Маркин сел. – Экой гусь! Знаешь уже?
- Знаю,- Николя сложил руки на трости. - Какого черта ты все рассказал Воронцову?
- Ты это брось, барин. Ежели меня попрекать пришел, то лучше иди на все четыре стороны, не накличь беду,- он опрокинул стакан водки и закусил.
- Ну что ты, Федор. Даже в мыслях не было. У всех же промашки случаются,- Маркин снял перчатки и бросил их на стол. – Только выходит, что Воронцов тебя обманул. Он теперь все знает, а если в полицию пойдет?- Николя наклонился к нему. – Каторга тебе светит.
Душегуб засмеялся.
- Так ведь не одному мне, хе-хе!- он подмигнул. – Вместе пойдем. Вместе кайлом махать будем.
- Кончать его надо,- Маркин посмотрел Федору в глаза. – Этот идиот все время все портит.
- Кончать? Может, сам пойдешь, а? Они, чай, графья – пешком сами не ходят. Где ж я тебе его искать буду?
- А я тебе подскажу,- Николя чуть улыбнулся. Душегуб ответил тем же.
- Вот за что я тебя люблю, барин, коли что случается – ты сразу ко мне бежишь, деньги предлагаешь. Хе-хе!
Тут в дверях появился Андре. Увидев его, Маркин сглотнул и спрятал взгляд, притворяясь, что не заметил его. Федор обернулся и оглянул Хованского, потом скользнул изучающим взглядом по Николя, сузив глаза. Князь смутился, заметив это. Он мял в руках свою шляпу и осторожно приближался к сидящим.
- Андре, зачем ты здесь?- в голосе Маркина сквозило возмущение. Хованскому не стоило сюда приходить. Федор – мужик неглупый, он мог что-то заметить.
- Не могу дома сидеть, а тут ты…- он взглянул на душегуба. – И… я хочу убедиться, что все будет в порядке.
- Ваше сиятельство, какими судьбами? Вы, никак, с нами в Сибирь собрались? Кайлом махать умеешь? А это не важно: там этому быстро научат, хе-хе!
- Вы о чем?..
- Не слушай, не слушай его,- Николя пытался успокоить князя. – Это Федор так шутит.
- Я Вам не… я… я - князь!..
- А, это все одно. Князь ты, или мужик, там все равны, как в аду,- он перевел взгляд с него на Маркина и рассмеялся.
- Николя!- Хованский отчаянно воззрился на своего друга. - Ты ему скажи, чтобы он… бросил эти шутки!
Душегуб рассмеялся еще пуще, глядя то на одного, то на другого молодого человека. Он, казалось, начинал понимать.
- Прошу покорнейше меня извинить. Вы, князь, садитесь, коли пришли. Садитесь.
Андре присел на краешек скамейки рядом с Николя, исподтишка поглядывая на него.
- Вы к нам так, на чаек, или что сказать хотите?- Федор закурил, не сводя глаз с друзей.
- Я… я…- Хованский запинался, пытаясь подобрать слова. Он случайно коснулся Маркина плечом и, вздрогнув, отпрянул. Душегуб внимательно следил за ним. – Я… Вы это сделаете?.. О чем мы… договаривались… насчет…
Николя убрал руку со стола, будто бы желая пригладить шляпу, лежавшую у него на коленях, и незаметно взял руку Андре в свою. Это было единственным, что он мог сейчас сделать. Он знал, как тяжело для Хованского ответить Федору.
- Насчет? Убью ли я графа Воронцова?- спросил тот.
Князь выдохнул и благодарно взглянул на Маркина, чуть сжав его пальцы.
- Да,- он сказал это уже почти своим обыкновенным голосом, а не испуганным шепотом.
Душегуб вдруг расхохотался так громко, что с соседних столиков оглянулись несколько мужчин. Он смеялся, мотая головой и переводя проницательный взгляд с Андре на Николя и обратно.
- Во даете, а! Мальчишки, хе-хе!- он снова залился хохотом.
Маркин тихонько убрал руку из-под стола и отвернулся в сторону. Хованский чуть отодвинулся от него.
- Так на вас не один грех, а? Хе-хе! Да не боитесь вы, никому я не скажу. А насчет графа - все сделаю, как договаривались.
Николя и Андре молча встали и вышли из трактира, провожаемые смехом душегуба.



Глава 16
Неделя пролетела в одно мгновение, а сделать Маркин успел, меж тем, очень многое. Во-первых, каждый день он бывал у Андре. Узнав, что на следующее же утро, после разговора с Федором, логово бандитов сгорело вместе с Воронцовым, Хованский впал в истерику. И, чтобы успокоить его, у Николя ушла уйма времени. Но он не жалел. Во-вторых, он развелся с мадам Соколовой. В-третьих, несколько раз навестил Жюли и окончательно укрепился на позиции ее кавалера и жениха, что не могло не радовать - его план начинал действовать. И, наконец, в-четвертых, все деньги от железнодорожной концессии теперь были у него. Осталось лишь объяснить пропажу вкладчикам. И это он собирался сделать нынче вечером: в клубе намечалось большое собрание акционеров, и Маркин, как директор, должен был держать речь.

***
Через несколько часов в клубе все взгляды были устремлены на одного человека. Большинство из них были озадаченными, другие – недовольными, и только один – улыбающийся.
- Господа,- начал Маркин,- вы уже наверняка знаете о чрезвычайном происшествии, которое произошло в нашей компании,- он обвел глазами всех присутствующих. – Мерзавец кассир, похитив все деньги нашего общества, бежал в неизвестном направлении. И в подтверждение своих слов я попрошу выступить господина обер-полицмейстера.
Усатый мужчина обернулся к акционерам.
- Такой случай имел место,- сочувственно сказал он.
- Вот, именно так, господа, мы стали жертвами человеческой нечистоплотности и корысти!- Николя говорил решительно и четко. – Но, несмотря на удары судьбы, мы должны лишь теснее сплотиться, чтобы с честью выйти из трудного положения.
Взгляд Андре темнел, в нем появлялось недопонимание. Маркин продолжал.
- К сожалению, хочу сообщить вам, что среди нас есть люди недалекие и невежественные. Такие, как господин Матвеев, которые не желают понимать, что в действии любой коммерческой организации могут быть случаи чрезвычайные! И в такие моменты акционеры, то есть мы с вами,- он провел рукой, показывая на всех слушающих,- должны проявлять сплоченность, должны быть внимательны друг к другу, чтобы преодолеть эту трудность!- он перевел дыхание. – Я призываю вас, моих соратников, проявить понимание и сделать дополнительные взносы.
Зал загудел. Многие качали головами и уходили. Кто-то напряженно думал. Маркин встал в круг тех, кто остался.
- Господа, благодарю за доверие и понимание. В самое ближайшее время, я надеюсь, мы возьмем ситуацию под контроль. Но вы ведь прекрасно понимаете, что необходимы новые финансовые вложения…
Тут кто-то осторожно потянул его за рукав. Николя обернулся и, скользнув по своему другу заинтересованным взглядом, извинился и проследовал за ним в биллиардную.
- Николя, я что-то не очень понимаю – я когда-нибудь получу свои деньги?- князь требовательно сверлил Маркина взглядом.
- Андре, я же объяснил тебе и остальным акционерам всю сложность нашего положения,- устало и чуть разочарованно ответил его друг. – Может быть, в будущем ситуация выправится.
- Стоп-стоп! Что значит в будущем, Николя? Мне сейчас не на что жить: я вложил в твое дело все свои деньги! Мне даже за карты не с чем сесть.
- Во-первых,- прервал его Маркин,- концессия – это наше дело. А если не на что играть, то пиши расписки, векселя, может быть, кто-нибудь и примет… Только не я: что-то я в последнее время не доверяю векселям.
- Это подло, Николя,- горько вымолвил Андре. – Я вложил в твое дело все свое состояние.
- Князь, я бы попросил выбирать выражения,- тон Маркина становился все жестче. – Или ты забыл? У меня есть одно письмо, из которого следует, что это ты - бесчестный человек, а не я,- он встал. – И если захочешь поднять шум по поводу концессии, я обнародую письмо.
Хованский стоял неподвижно и глядел в одну точку.
- А теперь поезжай домой, выпей коньяку и прими действительность такой, какая она есть. Увы, мой друг, мир жесток,- он закрыл за собой дверь и отправился играть в покер.
Андре бессильно упал в кресло и закрыл глаза.
Через четверть часа он вышел из биллиардной. Маркин, улыбаясь, смотрел на свои карты. Этому черту опять везло. Князь опустил руку на плечо Николя. Тот вздрогнул. И тут же ухмыльнулся, посмотрев на него снизу вверх.
- Тебе это даром не пройдет. Все еще узнают, кто ты есть на самом деле,- Андре развернулся и ушел.
- Господа, прошу вас, не обращайте внимания. У князя просто нет денег, чтобы вступить в игру – вот и нервничает. Да и, к тому же, выпил лишнего… Но мы же не будем его судить строго?- губы Маркина искривились в злорадной ухмылке. Это только начало. Он еще покажет Хованскому, где его место и кто тут главный.

***
Главным событием следующего дня стал траурный прием в доме графа Воронцова. Утром Маркин нанес визит Жюли, и они вместе отправились к графине. Выразив ей свои соболезнования по поводу кончины мужа, они присоединились к остальным гостям. Присутствовали многие из знакомых графа, в том числе и его друг - поручик Бутов, с раздувающимися от злости ноздрями смотревший на Николя, будто желая тотчас же наброситься на него. Маркин лишь ухмылялся: он прекрасно знал, что женушка этого выскочки не позволит ему устроить скандал прямо на траурном приеме. Вскоре появился и Андре. Наговорил что-то графине и отошел, кинув быстрый взгляд на Николя. Тот оглянулся в поисках Жюли. Она стояла неподалеку, разговаривая с графом Черневским, недавно вернувшимся из ссылки. Он славился своей прямотой и жесткостью, поэтому из беседы вряд ли могло выйти что-то хорошее. Маркин потихоньку приблизился к ним и прислушался. Назревал скандал: Черневский непрозрачно намекал княжне, что она не заслуживает ни наследства тетушки, ни ее положения в обществе.
- Но я полагала…
- Напрасно полагали,- отрезал граф. – Ваша тетушка пользовалась таким уважением в обществе, что это положение не переходит по наследству. Вам придется доказать, что вы являетесь ее наследницей в полном смысле этого слова.
Маркин прищурился.
- То есть, я для Вас провеню,- Жюли говорила очень тихо и оскорблено,- которая не заслуживает Вашего высокого внимания?
- Что ж,- равнодушно бросил он,- в Ваших силах доказать обратное.
Внезапно к ним подошел Хованский.
- Простите,- начал он, обращаясь к графу,- Вам не кажется, милостивый государь, что с Вашей стороны некрасиво говорить мадемуазель такие вещи?
- Я считаю,- заметил Федор Александрович,- что мне дают на это право мои года и мои взгляды на нынешнее положение в обществе, которые не являются ни для кого секретом.
В этот момент к ним подошла Нина.
- Господа, вы не считаете, что сейчас не время для подобного разговора? Не забывайте, по какому поводу вы оказались в этом доме.
- Это моя вина, я прошу прощения,- Черневский склонил голову. – Я слишком долго пробыл в глуши и забыл, что нынешнюю молодежь легко вывести из себя,- он обернулся к Жюли. – И у Вас я тоже прошу прощения. Я утратил необходимую утонченность манеры и был с Вами слишком резок,- он отошел. Княжна Тишинская благодарно улыбнулась Хованскому. Маркин сузил глаза. Происходящее ему не нравилось.
Через какое-то время гости начали расходиться, и Жюли отвела Николя в сторону.
- Единственный мужчина, который заступился за меня, это Ваш друг – князь Хованский!- она обиженно вздохнула.
- Я не намерен ввязываться в бессмысленные скандалы. Тем более, Андре все благополучно разрешил. Чего Вам боле?
- Но я пришла с Вами!- воскликнула девушка.
Маркин мысленно проклял князя.
- Юлия, я больше никогда не дам Вас в обиду. Поверьте мне,- он поцеловал ее руку, а затем проводил домой.
Возвращаясь обратно, Николя зло усмехался. Хованский решил разрушить его планы насчет Жюли! Нет уж, князю это не удастся. Он не позволит. У Маркина был еще один – запасной – план, и теперь он был готов воплотить его в жизнь. Андре у него еще посмотрит - ой, как посмотрит.



Глава 17
Хованский лежал на диване и крутил в руках золотую монету. Есть ему хотелось ужасно. Харитон сел на кресло и принялся вытряхивать маленький кожаный мешочек.
- Да перестань ты греметь,- хрипло сказал Андре.
- Ревизию я навожу – дома-то хоть шаром покати. Так,- он перебирал монеты,- полтина, три четвертака, алтын и три гривенника. Ну что ж,- он вздохнул,- в лавку-то пойти денег не хватит, а на рынок - можно.
Князь встал и отдал ему свою монету.
- На вот, завалялся.
- Господи!- Харитон восторженно завертел ее в руках. – Золотой пятирублевик!
- Ты на него шампанского купи пять бутылок,- приказал Хованский.
- Еще чего, шампанского! Да на эти деньги два месяца питаться можно, если без излишеств!
- Перестань ты скряжничать! У тебя заначка наверняка есть.
- Все, барин, кончилась моя заначка,- сказал слуга. – Нет у нас больше денег.
Князь обомлел.
- И что делать?
- А может, сходите к Платону Матвееву? Он человек добрый, про Вашу беду знает…
- Брось ты!- осадил Андре. – Негоже мне, князю, перед купцом каким-то кланяться.
- Ну, как знаете,- Харитон поплелся к двери, бормоча. – Конечно, чего уж там – кланяться! Лучше на хлебе сидеть с водой, а кланяться мы не будем, куда уж нам!..
Через несколько минут слуга вернулся и доложил Хованскому о том, что к нему пришла мадам Соколова, начальница Института благородных девиц.
- Прошу,- Андре указал даме на кресло и сам сел рядом.
- Князь, я пришла поговорить с Вами о Софье.
- Я слушаю.
- Бедная девочка угасает на глазах,- сокрушалась Лидия Ивановна. – Она потеряла все, и… это Ваш долг – позаботиться о ее будущем.
- Да, разумеется, я искренне пытаюсь Софье помочь, но она, к сожалению, отвергает все мои предложения.
- Князь,- Соколова посмотрела ему в глаза,- Вас не мучает совесть? Ведь мы с Вами оба знаем, как нечестно Вы поступили, скрывая правду о ее наследстве.
- Да, но…- он чуть улыбнулся,- мне казалось, что Вы тоже приложили к этому ручку, мадам.
- Я этого и не скрываю. Так давайте вместе искупим этот грех.
- Ну и как же мы можем это сделать?- скептически спросил Хованский.
- Вы можете вернуть ей то, что принадлежит ей по праву ее рождения!
- Мадам, Вы не понимаете, о чем говорите,- предупреждающе сказал Андре.
- Ну так объясните мне…- Соколова пристально посмотрела на него.
- Я не могу дать Софье то, чего у меня нет.
- Что? Я… я не могу в это поверить!- Лидия Ивановна была поражена. – Вы промотали все состояние покойного князя?! Но ведь это огромная сумма!
- Ну что Вы, мадам,- заверил Хованский, вспомнив что-то,- мне помогли.
- Насильно?
- О, можно сказать и так. Очень сложно сохранить состояние, когда вокруг мошенники и воры.
- Но… но как Вы могли растратить деньги, которые принадлежат не Вам?! Вы обобрали бедную девочку! Это Вам с рук не сойдет, князь, я Вам обещаю,- она встала и направилась к выходу.
Андре вскочил.
- Мадам, если Вы желаете унизить меня в обществе – пожалуйста. Но и я в долгу не останусь, так как это сделал не кто иной, как Ваш муженек.
- Промотать все состояние - это невозможно!
- Еще как возможно,- из двери раздался самодовольный голос и перед ними появился действительно не кто иной, как Маркин. – Нездоровый образ жизни, гулянки, карты,- он улыбнулся,- и любовницы.
- Помяни черта,- Хованский пристально смотрел на Николя.
- Позвольте ручку, сударыня,- Маркин наклонился к Лидии Ивановне.
- Насколько я помню, мы больше не женаты,- Соколова отдернула ладонь.
- Ну, не хотите – как хотите. Только, умоляю Вас, не верьте этому бонвивану. Он вечно валит с больной головы на здоровую.
- Ваша подлость не знает границ!
- Фи, какая проза! От Вас я такой встречи не ожидал.
- Послушайте, князь,- обратилась Соколова к Андре,- но ведь существует еще имение, наконец, этот дом!
- И куча долгов,- довольно вставил Маркин.
- В которые ты меня втянул, Николя. Послушайте, мадам,- он посмотрел на начальницу института,- я действительно нищий.
- Надеюсь, теперь, сударыня, вопрос исчерпан?- его друг вопросительно взглянул на Лидию Ивановну.
- Я… я обязательно во всем разберусь,- и она решительно покинула дом.
- Вот ты меня, Андре, обвиняешь,- сказал Маркин, когда они остались одни,- а я, между прочим, пришел тебя спасти. Я нашел человека, который купит твой дом и покроет все долги.
- Да что ты?- князь недоверчиво поднял бровь. – И в чем подвох?
- Подвоха нет, есть предложение, которое тебе нужно принять.
Хованский задумался и решил поискать что-нибудь выпить. Вскоре обнаружилась бутылка шампанского.
- Вот, Николя, нашел!- он покрутил ее в руках. - Последняя бутылка! Харитон, шельма, припрятал.
- Так ты согласен на мое предложение?- Маркин был настроен исключительно на деловой лад.
- Погоди ты, дай выпить-то! Тогда решу,- он вынул пробку и наполнил бокал. Поднес его к губам и отпил.
- Ну что, полегчало?
- Я правда не понимаю, Николя, какая мне выгода продавать дом какому-то анониму.
- Ну тогда, может быть, еще бокальчик?- Маркин поднял бутыль, но князь быстро прикрыл фужер ладонью.
- Рассуди сам,- возразил он,- имение с домом стоят немало денег. А если аукцион – цена может возрасти.
- Зато позору не оберешься,- Николя решил поиграть на гордыне. – Представь: князь Андрей Хованский продает свое родовое гнездо с молотка! Да на тебя пальцем будут показывать!
- Ну, ничего страшного, я переживу,- его друг не поддался на провокацию. – В конце концов, с каждым может случиться.
- А если твой дом выкупит какой-нибудь солдафон, вроде Платона Матвеева?- Маркин поднял брови. - И устроит в твоей бальной зале конюшню, а? Как тебе?
Андре сжал губы.
- Не нравится? Вот и продай без лишнего шума благородному человеку.
- Ну, я не знаю… Тогда я потеряю в деньгах…
- Да что ты все заладил: деньги да деньги!- взвился Николя. – Зато ты честь свою сохранишь!
В этот момент появился Харитон с палкой в руках и явно настроенный решительно.
- Шли бы Вы отсюда, сударь!- он постучал палкой по своей руке, угрожая. – Не доводите до греха.
Маркин лишь фыркнул.
- Вон из этого дома. Или я за себя не ручаюсь!
- Харитон, возьми себя в руки,- Хованский осадил слугу.
- Нет уж, давно пора раздавить эту гниду!- он трясся от гнева.
- Ты бы рот свой закрыл, мужик,- невозмутимо сказал Николя.
- Да я тебя голыми руками…- он бросился к креслу, на котором сидел Маркин.
Андре среагировал молниеносно. Он вскочил и мгновенно оказался перед Харитоном, загораживая Николя. Тот даже не сдвинулся с места – просто сидел и довольно улыбался.
- Ты бы придержал своего цербера. Я даю тебе один день на размышления,- он встал и ушел, провожаемый пыхтением Харитона.
- Ишь чего удумал – дом продать! По миру нас пустить!
- Николя предлагал мне неплохую сумму за этот дом,- Хованский растерянно вернулся в кресло, вспоминая, как он бросился защищать своего друга. Он даже не понял, как все произошло – ноги сами понесли.
- Барин!- сокрушался слуга. – Сколько раз он Вас обманывал, а Вы, как дитя, верите!
Князь отвел глаза и опустил голову.
- Ты что ж, подслушивал?
- Другой выход искать надо, Андрей Петрович,- мягко сказал Харитон, видя лицо своего хозяина.
- Другой выход… Есть ли он?- безнадежно спросил Хованский.
- Найдется. Найдется!- уверял преданный слуга. – Если не сидеть на месте.
Глаза князя были полны благодарности.
- Спасибо тебе, старик. За поддержку,- он встал и крепко обнял Харитона.



Глава 18
Как и предлагал Харитон, Андре попробовал найти другой выход. Он решил попытать счастья у Жюли. Все-таки он защитил ее на приеме у графини Воронцовой и потому надеялся на ответную услугу. Слуга пропустил его, и Хованский поцеловал ручку княжны в знак приветствия.
- День добрый! Проезжал мимо, решил засвидетельствовать Вам мое почтение.
- Очень мило,- Жюли улыбнулась. – Шампанского?- она кивнула слуге. – Присаживайтесь, князь.
- О, благодарю,- он сел. – Знаете, я испытываю некоторые финансовые трудности… Я вложил все свои деньги в одну кампанию… Скоро я получу прибыль,- быстро сказал Андре. - Мне, право, неловко, но я хотел одолжить у Вас немного денег.
- А что это за коммерческое предприятие?- девушка сделала вид, будто не услышала просьбы. – Это акционерное общество господина Маркина?
- Да…- Хованский удивился. – Я смотрю, Вы уже знаете… Верно, из газет?
- Не только. Я ведь тоже вложила туда свои деньги. Слава Богу, не такие большие, как Вы,- она засмеялась. – Так вот что я Вам скажу, князь: Вы не то что прибыли, Вы вообще своих денег не увидите.
- Ну, я бы не стал так категорично,- Андре вынужденно растянул губы в улыбке,- я думаю, скоро все наладится. Ну так, ммм… Вы мне поможете?.. Я все верну, клянусь!
Жюли недоверчиво улыбалась.
- Князь, о чем Вы? Всей Москве известно, что Вы банкрот! А также, всем известно, что Вы промотали состояние своей покойной матушки, затем – отчима,- она беззаботно смеялась. – У Вас кроме титула ничего нет. Не обижайтесь, князь, не обижайтесь, но я Вам не одолжу денег. Я могу дать Вам совет – не попадайте больше в авантюры!- Жюли залилась смехом.
- О, благодарю Вас, прекрасный совет!- пытаясь сохранить вежливую улыбку, Хованский встал. Делать здесь ему больше было нечего.
- Князь, Вы всегда желанный гость в моем доме,- пропела Жюли. – Милости прошу!
- До новых встреч.
Как только дверь за ним закрылась, из-за шторы гостиной появилась голова. Она, как всегда, самодовольно ухмылялась.
- Боже, как же он предсказуем!- за головой появилось все остальное, и Маркин вновь предстал перед Жюли. – Я был уверен, что он притащится к Вам за деньгами. Как Вы думаете, к кому он еще отправится?
- Ммм…- девушка наигранно задумалась. – Да к кому бы он ни направился, никто ему не даст. Дуракам одалживать – деньги терять,- она звонко рассмеялась и посмотрела на Николя.
- Это Вы верно заметили,- он медленно окинул ее заинтересованным взглядом. – Вообще, князь – странный человек. Я предложил ему такой вариант, нашел покупателя на его дом, а он упрямится!
- Ну, кому же хочется терять фамильный особняк?
- Ну так он сам виноват! Кто заставлял его швырять деньги направо и налево? Дом ему жалко…- он хмыкнул. – Ну ничего, он еще свое получит,- Маркин мстительно улыбнулся и посмотрел вдаль, обдумывая что-то.
- Ммм, может, хватит говорить о нем?- Жюли сделала недовольное лицо. – И вообще, мне пора на прием…
- Позвольте Вас сопровождать, Юлия.
- Извольте,- она взяла его под руку, и они покинули дом.

***
День для князя Хованского полностью не задался. Он сидел в клубе и грустно пил шампанское. Денег у него не было; за карточный стол его не пускали, даже непрозрачно намекнули, что двери заведения для него скоро будут закрыты. Ему нужно было поговорить с Николя, но тот ни в какую не хотел отрываться от партии в покер. Он был холоден и разговаривать согласился только за игрой в бильярд.
- Ваша ставка, князь?- Маркин поднял брови. – Только учтите: расписок я не принимаю, играем только на наличные,- он говорил легко и остро улыбался. Андре медленно снял с пальца перстень и протянул своему другу.
- Это подойдет?
Николя обернулся к мужчине, стоявшему за ним. Тот кивнул.
- Подойдет,- он стянул пиджак и кинул на диван.
Хованский натер кий и разбил треугольник. Его друг задумался, поглядывая на стол.
- Попробуйте вон тем в середину,- подсказал мужчина, стоявший около него. Маркин ударил – шар закатился точно в лузу.
- Позволь, Николя, это не по правилам,- возразил Андре. – Кто этот человек?
- Успокойся, князь, господина Колчицкого ты давно знаешь. Он мой старый товарищ и наставник по бильярду. Совершенствует мое мастерство,- он снова ударил, и очередной шар оказался в лузе.
- Черт, а как же правила?- возмущенно воскликнул Хованский.
- Правилами это не возбраняется,- Маркин ослепительно улыбнулся. – Не веришь мне – спроси у кого угодно.
Андре замолчал и уступил ему место. Николя изящно изогнулся и прилег на стол, прицеливаясь. Князь стоял за ним как вкопанный и не мог оторвать взгляд. Маркин встал, окинул его вопросительным, насмешливым взором. Теперь был его ход. Хованский долго ходил вокруг бильярда и тер висок. Потом ударил – промах.
- Вот так вот, князь,- Николя облизнул губы,- на бильярде нужно играть с холодным сердцем. И с не менее холодной головой.
Он попадал снова и снова и, наконец, закатил последний шар.
- Партия,- он подошел к Колчицкому и пожал ему руку. – Спасибо за науку, рассчитаемся позже.
- Молодец,- мужчина кивнул и оставил их.
- А ты чего такой невеселый?- Николя забрал свой выигрыш. – Расслабься, выпей. А я пойду в покер поиграю.
- Николя.
- Что?- он обернулся.- У тебя есть еще один перстень?
- Нет,- губы Хованского искривились в натянутой улыбке,- я… готов продать дом твоему покупателю.
- Вот как? Замечательно. Завтра тебя устроит?
Князь наклонил голову.
- Хорошо, я подготовлю бумаги. Только у моего покупателя есть одно условие: ты должен освободить дом сразу же после подписания договора. Идет?
- Хорошо.
Маркин улыбнулся.
- Увидимся.
Андре проводил его взглядом и выпил последнюю рюмку коньяка.



Глава 19
Следующим вечером Хованский сидел на диване и оглядывал гостиную в последний раз. Харитон ходил вокруг него, уговаривая не продавать дом. Но другого выхода не было.
- Это Маркин Вас, прыщелыга этот, втянул. Его рук дело – нутром чую!- слуга вдруг вздохнул, будто на что-то решаясь. – Прибью я его. Возьму грех на душу. Дам по башке – одной гадиной на земле меньше станет… Пускай в острог! Я свое пожил…
Из передней раздался громкий, зовущий голос.
- Ау-у! Дома есть кто?
Князь и Харитон обернулись к двери. Николя улыбнулся, подошел к столу и открыл папку с документами.
- Вот, Андре, тебе нужно подписать здесь,- он указал место на бумаге,- здесь и… вот здесь. Харитон,- он обратился к слуге,- принеси шампанского. Эту удачную сделку нужно отметить,- Маркин уселся в кресло.
Хованский недоуменно воззрился на него.
- Ну что ты так смотришь? Это действительно удачная сделка! Она позволит тебе избежать позорного аукциона.
Харитон беззвучно подошел к камину, перекрестился и взял кочергу.
- Ты сам посуди: кто в очередной раз пришел к тебе на помощь?- Николя развел руками. – Правильно - я. По-моему, это благородный поступок – найти человека, который оплатит твои долги.
Харитон медленно приближался к ничего не подозревающему Маркину. Андре сидел как на иголках: он видел, что хочет сделать его слуга, и судорожно пытался что-то придумать.
- Он получит дом, но избавит тебя от долгов! Это справедливо. Нет, не хочешь – не подписывай, я не настаиваю. Завтра же придет твой банкир и завертится: опись имущества, судебные приставы…
Харитон занес кочергу над головой Николя и задержал дыхание, готовясь ударить. Хованский быстро схватил перо и черкнул по бумаге.
- Готово!- он взглянул поверх Маркина. Харитон опустил руку. Он беззвучно сокрушался и обреченно мотал головой. Николя ничего не заметил.
- Вот и отлично!- он аккуратно забрал документы у князя. – Дом продан! Харитон,- он недовольно обратился к слуге,- я просил тебя принести шампанского, ты что - оглох?
- Да нет, слышал. Только ты здесь не хозяин. Нечего хозяйничать в чужом доме,- проговорил он.
- Грубит,- констатировал Маркин.- А работу потерять ты не боишься? Я мог бы поговорить с новым хозяином – он бы взял тебя камердинером. Что скажешь?
- Да я лучше падаль есть буду, а от тебя медного гроша не возьму!
Маркин растянулся в улыбке.
- Молодец! Молодец, Харитон. Вот что мне всегда в тебе нравилось – преданность своему хозяину,- Николя провел рукой по воздуху и остановился на князе, ухмыляясь.
- И похвала твоя ни к чему,- ответил слуга. – Обойдусь без нее.
- Ну, это как тебе угодно,- он посерьезнел. – Андре, ты не забыл об условии продажи дома?
- Условии?..- Хованский сфокусировал взгляд на Маркине и попытался вспомнить.
- Да. О том, что ты оставишь дом сразу же после подписания договора?
- А, да, разумеется,- спохватился князь. – Я сегодня же подыщу новое жилье, Харитон вещи соберет, и мы завтра же съедем.
Николя гадко улыбнулся.
- Нет, Андре, никаких «завтра». Сегодня. Сейчас.
Хованский застыл.
- То есть… А где же мы будем ночевать?
- Ночь на дворе…- изумленно сказал Харитон.
- Это не мое дело,- резко бросил Маркин. – Господа, ночуйте где хотите,- он бросил папку на стол и прошелся по комнате. Андре сидел с мертвым лицом.
- Да,- вздохнул Николя,- здесь придется многое переделать… Ну ничего, я уже все продумал.
- Ты об этом думал?- недоуменно спросил князь. Он встал и положил руку на плечо Харитона, успокаивая его.
- Конечно, думал,- Маркин подошел, оценивающе оглянул часть гостиной. – Стол, я думаю, нужно переставить. А вот диван, пожалуй, оставлю…- он облизнул губы. – Как память.
- Погоди…- протянул Андре,- а кто будущий хозяин дома?
- А ты не видел в купчей? По-моему, нетрудно догадаться,- он посмотрел князю в глаза, наивно улыбаясь.
- Не может быть…- Хованский замер. – Ты?
Он уже знал ответ и отказывался в него верить.
- Да, я,- властный голос Маркина разлился по комнате. – И я хочу заселиться сегодня же.
- Мразь!- Харитон в бешенстве бросился на Николя. Тот среагировал быстро. Он погасил удар, резко развернул слугу и кинул его по направлению к креслу. Харитон перевалился через подлокотник и затих.
- Как глупо,- презрительно скривился Маркин. Он сел за стол. – Знаешь, я очень давно хотел заполучить фамильный дом Хованских, но я знал, что ни старый, ни молодой князь его не продадут, только если обанкротятся. Вот и пришлось тебя по миру пустить.
Андре гладил Харитона по плечу и смотрел в стену отсутствующим взглядом. Он не мог понять.
- Давай, аккуратно,- он помог слуге подняться и сесть на кресло. – Вот, сюда…
- Вот смотрю я на тебя, князь, и понимаю, как же я тебя ненавижу…- он трясся от невыразимого гнева. Кажется, теперь он был готов высказать все, что думал и чувствовал. Хованский со страхом смотрел на него, он действительно боялся своего друга.
- Потому что ты, князек, родился с серебряной ложечкой во рту, нужды ни в чем не знал, на всем готовеньком жил,- он скривился,- а почему?- он посмотрел на Андре. Тот испуганно глядел на него и молчал. – Почему мне приходилось все своим трудом зарабатывать??? В каждую щелочку протискиваться, каждой возможностью пользоваться!- Маркин зло выдохнул. – А ты лишь кичился своей фамилией, а меня лицом в грязь тыкал. Мол, я тебе не ровня. Помыкал мной!- Николя раздраженно скинул пиждак и бросил его в сторону. – А чем я хуже тебя? Но теперь,- он мстительно улыбнулся и издал довольный смешок,- теперь жизнь, с моей помощью, все расставила по своим местам. И все, что было твое, стало моим. Ну, конечно, кроме фамилии, но зачем она мне нужна?- он опустился на диван и раскрыл газету.
Хованский медленно поднял Харитона и взял его под локоть.
- Ты еще за это заплатишь,- тихо, но твердо выговорил он.
- Это мы еще посмотрим,- громко бросил Маркин. - А теперь забирай свой старый хлам,- он кивнул на слугу,- и проваливай отсюда,- он разлегся и принялся читать.
Андре последний раз взглянул на него своими разочарованными глазами и отвернулся, уводя Харитона.

***
Докурив последнюю сигарету, Хованский забрался в карету и прилег на тюк с вещами. Харитон пытался успокоить князя, укрыл его какими-то тряпками и посоветовал хоть немного поспать. Сам он вскоре уснул. Но Андре не мог сомкнуть глаз – слишком много потрясений он испытал. Несколько раз верный слуга просыпался, чувствуя настроение своего хозяина. Харитон говорил, будто ему снился пожар в родной деревне. А Хованский отвечал, что пожар – у него в душе. Князь думал и начинал что-то понимать. Он принял решение. Когда утром Харитон проснулся, Андре нигде не было.



Глава 20
Когда Николя открыл глаза и потянулся на огромной кровати, первым, что он увидел, был портрет старого князя Хованского. Маркин резко встал и снял картину со стены. Ухмыльнулся. Теперь тут все изменится. Это он точно знал. Во-первых, нужен был новый слуга. Один знакомый Николя рекомендовал ему кое-кого, и он решил воспользоваться советом. Во-вторых, нужно было выбросить все вещи старого князя. Уж кого-кого, а Петра Хованского Маркин на дух не переносил. В-третьих, следовало обновить гардероб, ведь деньги у Николя теперь были в избытке. И, наконец, нужно было закончить все дела насчет железнодорожной концессии: проверить документы, рассчитаться с сенатором, в общем, «сунуть все концы в воду».
С самого утра Николя старался не вспоминать про Хованского, однако память настойчиво возвращала его в события вчерашнего вечера. Но он решил не придавать значения этой чепухе, так как дел у него было предостаточно.
На осуществление планов Маркин потратил день. Правда, он не смог переговорить с сенатором с глазу на глаз, но вместо этого предложил ему нанести визит через несколько дней, дабы завершить их сделку. В клубе Маркина приняли не очень дружелюбно, и он решил какое-то время там не показываться. На всякий случай. Вернувшись домой, он застал фамильный особняк в идеальном порядке. Иван - новый слуга – выполнил все его поручения. Не зря его рекомендовали. Да, дом был в отличном состоянии, но почему-то внутри было как-то пусто. И зависело это не от количества мебели или других предметов интерьера. В нем как будто не хватало человека. Николя плюнул. Он знал кого.

***
На следующее утро Маркин проснулся не в самом лучшем расположении духа. Спал он плохо, если не сказать большего. Кажется, его мучила совесть – что-то из далекого детства, когда мама ловила его за какую-нибудь шалость и говорила, что он сделал плохо. И говорила она так, что маленький Коля чувствовал свою вину и сожалел. А потом приходил отец и кричал на него. Вскоре его мать умерла, и Николай, считая, что он виноват в ее смерти, ночи напролет сидел, словно неживой, и плакал. Наконец, отцу это надоело, и он вышвырнул его из дома, сказав, что совесть – это преграда для слабых, а он должен быть сильным и расчетливым и жить только для себя, никого не жалея и ничем не брезгуя. И тогда Маркин отрекся от своей совести. Он начал лгать, использовать людей в своих целях, придумывать коварные планы и воплощать их в жизнь. И никогда совесть не трогала его, будто он похоронил ее еще тогда, давным-давно, вместе с матерью. И вдруг, в какое-то обыкновенное утро он снова почувствовал что-то внутри. Что-то, не дающее ему покоя, что-то, побуждающее его к действию.
Он встал. За все те годы, что он жил в самых низах, Николя узнал много людей, которые могли бы ему помочь. Помочь найти человека в этом маленьком, глухом, черством городе.

***
Вечер был темным и холодным. Запахнувшись в пальто, Маркин шел по пустынной улице. Оглянувшись по сторонам, он свернул в переулок. В одном из домов он различил черную дверь, ведущую в подвал. Он подошел; вокруг не было ни души. Это было то самое место, которое он искал. Дверь открылась беззвучно, и он ступил на мокрую деревянную лестницу.
Андре был один. Он лежал на кушетке, замерзая под тонким пледом. Рядом еле-еле теплилась печь. Он смотрел в окно под потолком - единственное в маленькой каморке, где он жил с тех пор, как сбежал от Харитона. Вдруг что-то зашуршало у него за спиной, и Хованский почувствовал, что он не один. Андре медленно повернулся: Маркин стоял, прислонившись к дверному косяку, и наблюдал за ним.
- Что тебе надо?- бросил он. – Снова пришел издеваться надо мной? – он хотел сразу выгнать его, чтобы только не видеть. Это было слишком больно.
- Послушай, Андре, я…- начал Николя необычно тихо и решительно.
- Тебе не хватило того, что надо мной смеется вся Москва? Хочешь, чтобы все узнали, как я теперь живу?
- Послушай, я не хотел…
- Не хотел?! Чего? Пустить меня по миру и жить в моем доме?- он с вызовом посмотрел на Маркина.
- Да, согласен, так получилось,- Николя развел руками и тут же оборвал себя – все же он пришел объясниться, а не оправдываться и валить все произошедшее на обстоятельства,- но…
- Получилось?! А ты ни при чем? Ведь это ты втягивал меня в свои авантюры, это ты меня шантажировал, ты смеялся надо мной, когда я все потерял и стал никем, или - как ты тогда говорил?..- Хованский сделал вид, будто вспоминает,- «кем мне и надлежит быть – пустым местом».
- Слушай,- его друг нахмурился и наклонил голову вперед, глядя на него,- я не знаю, что на меня тогда нашло…
- Да что ты? А я, кажется, знаю. Ты хотел всего. Хотел владеть всем. И мной в том числе.
Николя молчал, отведя глаза в сторону. Андре поумнел. И попал в самую точку.
- И что теперь? Тебе скучно! Или все-таки советь замучила? Хотя, вряд ли, у тебя же ее нет. И вот, ты приходишь в этот богом забытый подвал и говоришь: «я не знаю, что на меня нашло»!- голос Хованского был полон злобы и горечи.
Маркин внимательно смотрел на Андре. Просто смотрел. Сил разубеждать его у Николя не было.
- Уходи. Ты уже получил от меня все, что хотел,- князь отвернулся к стене и потерся щекой о подушку, стирая скатившуюся слезу.
Николя провел по косяку рукой и сказал очень тихо:
- Прости. Ты можешь вернуться, если хочешь.
Не вымолвив больше ни слова и не дожидаясь ответа, он вышел на улицу, где уже властвовала стихия. Дождь барабанил по крышам, стекал ручьями по трубам, хлестал по грязной мостовой, заливался под воротник пальто и бил в маленькое окошко, где в холодном, сыром подвале плакал князь Андрей Хованский.


запись создана: 22.08.2011 в 19:32

@темы: фанфикшен, то, что я люблю, творчество, слэш, Николя&Андре, ИБД

URL
Комментарии
2011-08-26 в 13:08 

alley_skywalker
Николя убрал руку со стола, будто бы желая пригладить шляпу, лежавшую у него на коленях, на самом же деле он незаметно взял руку Андре в свою. Это было единственным, что он мог сейчас сделать. Он знал, как тяжело для Хованского ответить Федору.

Вот интересно. Такой милый, почти заботливый жест, и это не первый раз. Проскальзывает что-то такое моментами. Но в основном Маркин только пользуется и всё… Жалко Андре, вот что.

2011-08-26 в 15:49 

MiakaN
Симбиоз - это такая связь,когда одному хорошо и другому хорошо
Это да. Но скоро все изменится...)

URL
2011-08-26 в 16:44 

alley_skywalker
Что же, последняя сцена этому способствует )))

2011-08-29 в 20:03 

Ой, какой классный фик! Уже отписывалась над Вашими видео по этой паре, а на фанфик натолкнулась совершенно случайно.
Когда же продолжение? Очень хочется поскорее узнать, что станет с любимыми героями!.. П.С. надеюсь, Маркин в следующей части чуточку расстает, глядя на жалобные глазки князя... Хочется верить):

URL
2011-08-30 в 21:20 

MiakaN
Симбиоз - это такая связь,когда одному хорошо и другому хорошо
уже скоро)))) ждите))

URL
   

Не от мира сего

главная