Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:36 

Главы 1-11

Симбиоз - это такая связь,когда одному хорошо и другому хорошо
Название: Это был обычный вечер в клубе, с которого все началось
Автор: MiakaN
Фандом: Институт благородных девиц
Тип: слэш
Пейринг: Маркин/Хованский или же Николя/Андре, плюс еще канонные пейринги: Маркин/Жюли, Маркин/Лидия Ивановна Соколова и Андре/Глаша
Рейтинг: R
Жанр: драма, романс
Размер: миди
Статус: закончен ( всего 22 главы. Главы 12-20 здесь, главы 21-22 здесь)
Дисклаймер: Все принадлежит создателям сериала. Никакой выгоды я не извлекаю, пишу для собственного удовольствия =)
Предупреждение: слэш, ближе к концу - ООС (авторское видение характеров героев), альтернативная концовка.
Саммари: История двух друзей. Фанфик по мотивам сериала "Институт благородных девиц".
От автора: В фанфике присутствует множество диалогов из сериала. Ну и мои дополнения, конечно.



Глава 1
Это был обычный вечер в клубе. Горели свечи, за круглыми столами сидели важные чиновники и военные: играли в карты, на бильярде, пили вино, неспешно обсуждая политические вопросы и сплетни. На диване в игральной комнате расположились два друга, Николай Маркин и Андрей Хованский, пристально наблюдавшие за седым мужчиной, сделавшим ставку в покере.
- Я не могу, Николя, давай бросим это дело, - Хованский виновато смотрел на своего спутника.
- Но, Андре, мы должны довести это дело до конца! Знаешь, чего тебе не хватает? Упрямства. И смелости, – Маркин окинул своего друга насмешливым взглядом и продолжил вглядываться в лицо седого игрока, сидевшего через несколько столиков от них.
- Николя, что ты задумал? – спросил Андре, наблюдая за ним.
- Насколько мне известно, - Николя понизил голос, - тот старик, играющий в паре с нашим знакомым нахалом Бутовым – сенатор. И он может помочь провернуть наше дельце.
- И что ты намерен делать?
- Думаю, для начала нужно проиграть ему в покер, это будет несложно. А потом встретиться с ним, чтобы отыграться, только уже без темпераментного поручика, а то он снова все испортит. Я заметил, с того момента, как этот Бутов узнал о зерне, поставляемом в Институт благородных девиц, он пристально наблюдает за моими действиями.
- Николя, ты волнуешься? – улыбнулся Хованский.
- Еще чего! Я просто проявляю осторожность. Тебе она, Андре, тоже, кстати, не помешает.
- Так как ты хочешь склонить этого сенатора на свою сторону?
- Я буду вежлив, а потом сделаю так, что он не сможет отказать мне в просьбе, - Маркин самодовольно улыбнулся, и Андре в который раз восхитился его уверенностью в собственных силах.
- Кстати, не лишним было бы знать его слабости…
- Я слышал, что сенатор – большой выпивоха и игрок, так что это может сыграть нам на руку.
- Откуда такие сведения, мой друг? Во всяком случае, если это так, ты прав, Андре, это может нам пригодиться, - усмехнулся Маркин. – Пойдем, за столом освободились места, по-моему, самое время сыграть партию.
Молодые люди встали с дивана и подошли к столу, за которым восседал сенатор. Поприветствовав его и спросив, можно ли присоединиться к игре, они сели.
Принесли вина. Раздали карты. Начали первый кон. Маркин искоса наблюдал за сенатором, Хованский - за своим другом. Карты у них были не из лучших. Они проиграли первый кон, выпили. Начали второй – карты снова попались неудачные. Принесли новую бутылку вина. После десятого кона оба молодых человека были в стельку пьяны, в то время как сенатор выпил лишь два бокала. Они полностью проигрались, даже больше, чем рассчитывали, и собрались уходить. Обоих качало.
- Мы а-а-тыграемся завтра, с-сенатор… - пытаясь придать голосу обычный тон, сказал Маркин.
- Конечно, я буду здесь в то же время,- ответил мужчина, окинув его непроницаемым взглядом.
Маркин уже не слышал. Он взял смеющегося Хованского под руку, и они вместе вывалились из двери клуба. Холодный ночной воздух ударил им в головы, чуть отрезвляя. Они кликнули извозчика и плюхнулись в экипаж. После получаса безудержного смеха и косых взглядов кучера они подъехали к дому Хованского. На пороге гостей встретил Харитон.
- Барин, да что ж это? Опять вы с этим, этим…
- Слышь, ты, молчи! – Маркин снял с себя и Хованского пальто и властно швырнул лакею.
- Иди прочь, Харитон! – сквозь смех выкрикнул Андре.
Тяжело вздыхая, слуга ушел. Николя и Андре свернули в гостиную, хохоча над ним. В дверях Маркин споткнулся и упал на Хованского, прижав его к стене. Они оказались лицом к лицу и замерли. На физиономии Маркина расплылась самодовольная ухмылка, брови поползли вверх. Андре инстинктивно вжался в стену, судорожно оглядывая лицо своего друга. Маркин улыбался во весь рот. Он оперся о стену и прислонился к Хованскому, касаясь его щеки. Андре распахнул глаза, глядя вперед и не видя ничего, лишь ощущая терпкое дыхание у себя на лице.
Николя резко отдернул его от стены и откинул в сторону двери. Андре приземлился на кровать, продолжая жадно, не отрываясь смотреть на Маркина, медленно вошедшего в комнату и начавшего расстегивать пуговицы на своей жилетке. Он оглядывал Хованского исподлобья. Медленно стянув жилетку, он подошел к кровати и опустился на нее на колени. Андре завороженно уставился на Маркина, словно кролик на удава. Николя медленно наползал на него, словно пожирая взглядом, хищно ловя любые движения.
- Н-н-николя… Я, я не…
- Не хочешь? Нет, конечно, нет. Ты никогда этого не сделаешь. Как я уже говорил, тебе не хватает смелости, - он наклонился к самому уху Андре и хриплым голосом прошептал, - а у меня она есть.

***
По двору бегали мальчишки, какой-то турок продавал сладости, извозчик ехал в своем экипаже – улица жила своей обыкновенной жизнью. Луч утреннего солнца скользнул в окно особняка, пустив зайчика гулять по спальне. В комнату тихо зашел Харитон. Взглянув на полуголого Хованского, лежащего в постели со своим горе-другом, он обреченно покачал головой и вышел.



Глава 2
Когда Андре проснулся, комната была пуста. Он с трудом протер заспанные глаза, поморгал и позвал Харитона. Слуга молча вошел и начал помогать князю одеваться, пытаясь не смотреть на него. Это показалось Хованскому странным.
- Что молчишь?
- Да что сказать, барин? Говорил я уж Вам, что этот черт Вас погубит… - с этими словами Харитон вышел, оставив помятого Андре вспоминать, что же вчера произошло.
Андре смутно помнил клуб, карету, стену, кровать, Николя… Он замер. Яркие образы, словно картинки, промелькнули перед ним. Он вспомнил все. И решил, что это нужно забыть. И как можно скорее.

***
Карета, запряженная тройкой белых лошадей, ползла по мощеной улице, в ней устроились, друг напротив друга, два приятеля. Маркин с широкой ухмылкой шарил по Андре неоднозначным взглядом, с удовольствием наблюдая безуспешные попытки Хованского спрятать глаза.
- Я хочу назначить помолвку на завтра.
Реплика была неожиданна и… неприятна.
- К чему такая срочность?- в голосе Николя прозвучала настороженность, хотя он и попытался прикрыть ее равнодушным тоном светской беседы.
- Ты забываешь про Владимира. А если он придет в себя? От Софьи можно ожидать всего, что угодно, - Хованский оправдывался и наблюдал за реакцией своего друга.
- Может, ты и прав, но это не панацея. Помолвка есть помолвка, а твоя девица… сумасбродная. Это ее не удержит,- Маркин самодовольно откинулся на спинку сидения и уставился на Андре.
- Ну и что делать? – после такого высказывания своего друга князь не сильно надеялся на ответ, но все же услышал его:
- Венчание, друг мой, венчание – это твоя гарантия. А до этого, - Николя нагло облизнулся и скользнул по Хованскому взором, - как я вижу, еще далеко…
Андре осуждающе взглянул на своего друга, и тот отвернулся к окну.

***
Клуб был таким же, как и вчера, за прошедший день он ничуть не изменился. Дверь открылась, и в нее вошли два друга, один – с совершенно безумной кудрявой прической – и другой – с наглой улыбкой до ушей. Присутствующие с интересом воззрились на новоприбывших: ясно было, что они остановились посередине комнаты не просто так.
- Господа, у меня официальное заявление. Завтра у меня будет помолвка,- Хованский почтительно оглядел присутствующих. – И я прошу вас разделить со мной радость грядущих перемен.
- Конечно-конечно, князь, мы поддержим Вас в столь приятном событии, - генерал Шестаков наклонил голову в знак вежливости.
- Благодарю Вас, - Андре повторил жест.
Тут в разговор вступил Маркин:
- Господа, вы знаете, я стал задумываться - ведь молодость не вечна и постепенно уходит… Вот, мы с Андре – уже женатые люди, возможно, скоро станем отцами… - он лукаво взглянул на Хованского. Тот поспешно ответил:
- Ну, я пока не женат, у меня только помолвка. И мне нужен свидетель.
Николя приосанился и приготовился к приглашению.
- Петр Ильич, Вы… не откажете мне в такой просьбе?- обратился Хованский к генералу.
Шестаков остолбенел. С лица Маркина потихоньку сползла улыбка.
- Э-э-э…Почту за честь, - вымолвил Петр Ильич.
- Благодарю Вас!- Андре улыбнулся и огляделся в поисках друга. Тот стоял прямо за ним и с осуждением застегивал пиджак.

***
Маркин стоял в биллиардной комнате в одиночестве и наливал в бокал вино. Его лицо выражало крайнюю степень презрения и недовольства.
- Николя!
Маркин обернулся и скривился: в комнату зашел Андре.
- Николя, - Хованский понизил голос и подошел к нему, - ну ты что, обиделся что ли?
- Не твое дело. У тебя теперь новый друг? – со злостью спросил молодой человек.
Андре отпрянул.
- Послушай, Николя, я тебя уважаю и ценю…
Маркин с возмущением взглянул на Хованского.
- Даже, можно сказать… в какой-то степени, люблю…
Маркин зло усмехнулся.
- Николя, да… В конце концов, если сравнивать тебя с генералом Шестаковым, ты не выдержишь никакой критики!
- Ах, значит так, друг?! Вот иди и целуйся со своим генералом!
Андре еле сдержал улыбку, хотя и обиделся.
- Значит, не пойдешь?
- Не пойду!
- Ну и черт с тобой.
Николя изумленно оглянулся на Хованского, но тот уже уходил из биллиардной.
- Я, между прочим, тоже… не просто так! – кинул он ему в след, зная, что сказать большего он не может.
Но Андре уже скрылся за дверью, оставив своего друга пить в одиночестве и обдумывать ответный ход.



Глава 3
В доме князя Хованского уже собирались гости. Не хватало только невесты и ее матери. Но за ними уже был послан Харитон, а значит, они должны были скоро появиться. Андре немного волновался и ждал. Но вот в комнату зашел слуга, а за ним - Софья Горчакова и ее матушка. Праздник начался. Николя не пришел, как и обещал.
- Господа!- начал генерал Шестаков. - Дорогой князь! Уважаемая Софи Ивановна! В этот необычайный для вас день я хотел бы вам напомнить, что нет уз крепче, чем семейные узы. Я желаю вам любить друг друга и почитать до конца дней своих.
- Много лет!
- Дай Бог вам счастья!
Все подняли бокалы и пригубили шампанское.
- Князь, мои поздравления! – к Хованскому подошел его знакомый из клуба, виконт. – А князёк-то хорош! Неплохо устроился. Оказался умным и прытким,- сказал он, понизив голос.
- Эмм, Вы о чем?- Андре насторожился, но постарался не показать виду. Он беспокойно обернулся и оглядел гостей. Кажется, никто не обращал на них внимания.
- Я кое-что понял, князь,- улыбнулся виконт, издеваясь.
- И что же?- Андре изо всех сил старался выглядеть равнодушным.
- Кем является эта девица Горчакова. Не стыдно ли - жениться на собственной сестре? Ай да Хованский, ай да прохвост! – он чокнулся с Андре бокалом и отошел.
Андре стоял, не в силах шевельнуться. Но нужно было продолжать праздник. Харитон принес икону, и Хованский передал ее матери Софьи. Но стоило ему отвернуться, как виконт был уже тут как тут.
- И все же, князь, я жду объяснений.
- Я, кхм-кхм, все объясню позже. И вообще, я не очень понимаю, о чем Вы хотите поговорить,- Хованский решил прикинуться дурачком.
- Ты все прекрасно понимаешь, князь. Прекрасно понимаешь.
Потом гости разошлись, и князь, обменявшись любезностями со своей невестой, остался один.
- Чёрт! Негодяй, а! – он нервно прошелся по комнате, схватившись за голову руками. – Он же все испортит, чёрт побери!
В голове Андре беспорядочно метались тысячи эмоций, большинство из которых были просто злостью, и одна-единственная мысль: кажется, он знал, от кого виконту все известно.

***
Николя стоял в биллиардной, размышляя о том, как он провернет свою будущую аферу. Вдруг дверь с треском распахнулась и в комнату влетел Андре. На секунду на лице Маркина, стоявшего к нему спиной, появилась довольная улыбка - и тут же исчезла. Он повернулся. Хованский бросился на него и схватил за отвороты пиджака.
- Это ты! Это ты заморочил мне голову, а теперь издеваешься?! – князь был в бешенстве. Николя смотрел на него в упор, пытаясь не поддаться самодовольству.
- Андре, подожди, я ничего не понимаю! Давай… давай спокойнее.
Слова Николя подействовали. Его друг отпустил и с силой оперся на биллиардный стол. – Ну, что случилось?
- А то ты не знаешь! – взорвался Андре.
- О чем ты?
- Я знаю, что это ты! Это ты рассказал виконту, больше некому! Ты мстишь мне за то, что я пригласил быть свидетелем не тебя, а генерала Шестакова!
Николя отвернулся и запер дверь, украдкой улыбаясь.
- Если он кому-нибудь расскажет, мне конец, ты понимаешь???- Андре снова схватил Маркина и начал трясти.
- Да.
Уверенно, громко, нагло. Николя сказал это и посмотрел Хованскому прямо в глаза, все еще находясь в руках своего друга. И не смог удержать ухмылку. Андре застыл, глядя на Маркина и не разжимая рук. Он вдруг почувствовал, что все это: появление виконта на помолвке, его подозрения и шантаж - все было ради этого момента. Николя улыбнулся еще шире, приподнялся, держась за руки Хованского, и поцеловал его. А потом медленно убрал руки и ушел.



Глава 4
Прошло уже около двух недель, в течение которых Андре пытался избегать Маркина. Во-первых, он приказал Харитону денно и нощно сидеть у двери и, в случае если приятель решит заглянуть, сказать, что Хованского нет дома, и вежливо выпроводить Николя восвояси. Во-вторых, он не ходил в клуб. Это давалось ему тяжелее, ведь он привык посещать его каждый день, а изменить привычкам оказалось не так-то легко. Большинство времени князь проводил у себя дома, часто в компании Глаши, неустанно пытавшейся отвлечь его от мрачных мыслей, о которых он не хотел говорить ни в какую. Он часто сидел с грустным лицом, часто лежал в постели с книгой и не мог прочитать ни строчки. В такие минуты Глаша приходила, садилась рядом с ним и гладила по взъерошенным волосам. Но он не замечал ее, продолжая думать о чем-то своем.
- Андрюшенька, о чем ты думаешь?
Хованский обернулся и посмотрел на нее.
- Да так, ни о чем,- и сразу же перевел тему. - Какая ты у меня красивая!
- Андрюшенька, ты свет в моей жизни. Давай пойдем, там на кухне все приготовлено, устроим настоящий обед, семейный!
Князь с усмешкой взглянул на нее.
- Да я смотрю, ты обжилась в моем доме, хозяйкой себя почувствовала, да?
- Так разве это плохо?- тихонько спросила Глаша, провожая взглядом Андре, вставшего с кровати и усевшегося в кресло.
- Чтобы стать хозяйкой в моем доме, надо, чтобы я сначала на тебе женился.
Девушка смущенно потупилась.
- А я на тебе жениться не собираюсь.
Глаша обреченно склонила голову.
- Ну что ж… на все воля Божья!- она слабо улыбнулась.
- И что, тебя устраивает положение любовницы в моем доме?
- Я тебя люблю, а за свою любовь перед людьми мне не стыдно,- девушка снова улыбнулась.
- А если я тебя выгоню? Что будешь делать?- Андре хотелось остаться одному, за все это время Глаша ему порядком надоела.
- От тебя все стерплю. Рядышком буду – вдруг понадоблюсь,- она с надеждой посмотрела в глаза Хованского.
- Хм, странная ты женщина! Никакого самолюбия. Я таких раньше не встречал.
Она встала, подошла к нему и села на пол на колени.
- Андрюшенька, ты о других женщинах забудь. Только я тебя по-настоящему любить буду, только я!- она в отчаянии трясла его руку.
Андре посмотрел на нее и грустно подумал:
- Если бы я думал о женщинах…

***
Эти две недели Николя провел не впустую. Конечно же, он знал, что Андре его избегает, но и сам прикладывал не слишком много усилий, чтобы увидеться. Не то, чтобы Маркин не хотел видеть своего друга, нет. Ему просто было отлично известно, что Хованский не из тех, кто способен быстро соображать, он понимал, что князю нужно было время. К тому же, у него были заботы поважнее. Оказалось, что его старая знакомая, Жюли Тишинская, все-таки довела свою тетушку до сумасшествия и теперь хочет заполучить ее наследство. Проблема же была в том, что недавнее завещание было написано вовсе не в ее пользу. Поэтому она и обратилась к Маркину.
Но, как известно, любая помощь имеет свою цену. И Николя ее назначил: два желания. Конечно, ему бы вполне хватило и одного, но тогда все это потеряло бы смысл и его план был бы раскрыт. Нет, он поступил иначе. Первым желанием было поцеловать руку девушки. «Как мило»,- наверное, подумала она. Но за этим скрывалось и другое желание, которое он согласился озвучить уже после того, как выполнит просьбу. Он был коварен и расчетлив, как всегда. Что же касалось завещания, то у него была одна идея, которую можно было легко воплотить. Не без обмана, конечно, но это должно было сработать, тем более что все будет идти законным путем. Правда, нужен будет свидетель... У него было на примете два человека: одна, которая вряд ли согласится, и другой, который вообще не хочет его видеть. Но Николя не отчаивался, просто потому что был уверен, что все прекрасно обставит.

***
Как и ожидал Маркин, его «несравненная Лидия Ивановна» не согласилась принимать участие в его, как она выразилась, «грязных делах». Правда, один плюс во встрече с ней все же был: она попросила передать Хованскому письмо. Это было уже интересно. Читать его Николя, разумеется, не стал, так как отлично знал, что Андре и сам расскажет ему. Как миленький.



Глава 5
Хованский сидел в кресле и скучал. Раздался осторожный голос Харитона:
- Ваше сиятельство, к Вам господа!
Андре повернулся. В двери появился не кто иной, как его старый приятель. Их взгляды встретились – за доли секунд они попытались заглянуть в мысли друг друга.
- Здравствуйте, господа!- Хованский усилием воли отвел глаза и увидел незнакомого мужчину, вошедшего вслед за Маркиным. Ему вдруг захотелось отомстить и как-то оправдать свой взгляд. – Решил почтить меня своим присутствием, Николя?
- Скорее ты решил наконец соизволить меня впустить,- просто ответил Маркин. – Андре, у меня к тебе дело.
- Ну что ж, прошу.
Гости присели на диван, князь устроился напротив.
- Ничего сложного, нужно лишь поставить подпись под диагнозом доктора.
Хованский недоуменно вытаращился.
- Да ты пойми, старухе это самой выгодно,- воскликнул Николя,- просто она из-за помутнения рассудка этого не понимает!
- Э-э-э… Я тоже не понимаю, о чем ты говоришь, не мог бы ты пояснить?
Николя нетерпеливо вздохнул.
- Княгиня Алтуфьева сошла с ума, и теперь нужно документально это подтвердить. И для этого мне нужна твоя помощь!
Хованский почувствовал неладное.
- Ну а при чем здесь я? Я же не доктор.
- Все верно, вот, позволь представить тебе доктора,- Маркин указал на своего спутника, - господин Колчицкий. А ты нужен как свидетель, чтобы присутствовать и поставить свою подпись под диагнозом.
Князь молчал.
- Андре, ты сделаешь сразу два дела: поможешь княгине и обяжешь меня,- он поднял брови и взглянул на Андре. Хованский смутился.
- Я думаю, что не все так просто. Поэтому, не мог бы ты найти другого свидетеля?
- Никто другой быть не может,- отрезал Николя. – Свидетельствуют не простую женщину, а княгиню. Соответственно, и свидетель должен быть княжеского рода.
Маркин откинулся на спинку дивана.
- Княжеский титул, мой друг, это не только права, но и… обязанности.
Андре сглотнул. То, как Маркин произносил это слово – властно, нагло, соблазнительно – вызывало у него странную реакцию. Он поправил галстук. Николя ухмыльнулся – движение не ускользнуло от его быстрых глаз. Он знал, что победа уже в его руках.
- Ну так что, ты согласен?
- Хорошо…- он взглянул на Колчицкого,– только потому, что это мой долг.
Маркин довольно оглядел своего друга, и уголок его рта пополз вверх. Да, он знал, что все будет именно так.

***
Они сидели в гостиной дома княгини Алтуфьевой. Маркин протянул Хованскому перо и взглянул на него исподлобья. Андре понимал, что ему придется подписать, хотя все это ему совсем не нравилось.
- Все же… ты не мог бы мне еще раз объяснить, что я подписываю?- робко спросил он.
- Ну что здесь непонятного?- Николя начинал выходить из себя. – Это заключение о недееспособности княгини Алтуфьевой! Или ты думаешь, что она способна на нечто большее, чем просто моргать? Нет. Тогда подписывай, тебя за этим сюда позвали.
Андре наклонился над бумагой и расписался.
- Я все-таки хотел бы задать еще один вопрос…
- Пойдемте на улицу, князь, я Вам все объясню,- доктор взял его за руку и повел к двери.
Хованский кинул вопросительный взгляд на Николя, но тот, казалось, не собирался уходить. Он смотрел на документ, потом перевел глаза на племянницу княгини и очаровательно улыбнулся. Что-то больно кольнуло Андре в сердце. Он не слышал, что говорил ему Колчицкий. Внутри было пусто и что-то жалобно звенело.



Глава 6
Как только Андре ушел, Маркин взглянул на дверь. Ему не нужно было смотреть на своего друга, чтобы понять все, что было у него в голове. Но это можно устроить позже. Князь может немного подождать. Сейчас есть дело поважнее.
Жюли подбежала к Маркину и потянулась к документу. Но он отвел руку.
- Вы что, забыли про мое второе желание?- сладко сказал он.
- Ах, Вы хотите поцеловать мою вторую руку?- девушка нетерпеливо протянула ладонь Николя.
- Разумеется,- он прикоснулся губами к ее пальцам. - А еще…- он пригласил Жюли сесть на диван, – я хотел бы у Вас ее попросить. Ну, разумеется, после того, как Вы выдержите траур после смерти тетушки.
Девушка ошеломленно заморгала.
- Да… да как Вы посмели мне такое предложить?!- вскрикнула она. - Кто Вы, а кто я? К тому же, Вы женаты.
-Позвольте Вам напомнить, Юленька,- его тон стал холоднее,- что Вы тоже пока не миллионная наследница, но это же не мешает мне строить наше совместное будущее.
- Его не будет,- раздраженно сказала она,- нашего совместного будущего, как Вы сумели выразиться! Я вынуждена Вам отказать.
- Ничего, - Николя был спокоен,- я могу и подождать. Вы достойный игрок, мой ангел. Было бы глупо, если бы мы играли по разные стороны.
Девушка раздраженно комкала платок.
- Знаете,- Маркин чуть наклонился в ее сторону и понизил голос,- среди женщин я не встречал подобной Вам, мой ангел. Красивая, умная, без романтических глупостей в голове – Вы далеко пойдете. А теперь представьте, если мы с Вами будем играть в четыре руки!- Николя властно провел рукой по воздуху. – Да мы… да мы сожрем весь московский свет, а за ним – и петербуржский!
Жюли равнодушно смотрела на него.
- Эта бумага – только полдела,- продолжил Маркин. – Вам нужно срочно оформить опекунство. Поэтому я настоятельно рекомендую подумать над моим предложением.
- Не беспокойтесь,- она говорила раздраженно,- с этим я справлюсь как-нибудь без Вашей помощи.
- Как хотите,- просто сказал Николя,- только не забывайте, что я всегда смогу придать огласке то, как эта бумага была получена.
Их взгляды встретились, и Жюли стало ясно, что она попала в ловушку, выбраться из которой будет очень сложно.
- А теперь я вынужден уйти. Подумайте над моим предложением.
Он довольно встал и направился к двери.

***
Андре недовольно мерил шагами гостиную. Он ждал. Он чувствовал, что Николя должен вот-вот появиться. Но его не было. Хованский несколько раз садился в кресло и вновь вскакивал. Наконец, в комнату зашел Маркин.
- Что за спектакль ты устроил? Во что ты опять втянул меня?
Николя вздохнул, не глядя на него.
- Ну что ты опять занудствуешь? Ты помог совершиться великому делу, на твоих глазах происходит смена поколений, вспомни себя!- воскликнул Маркин и обернулся к нему. И застыл, не в силах оторваться от глаз Андре. А потом резко приблизился к нему и притянул за шею, порывисто целуя. Хованский закрыл глаза и поддался. Теперь он понял, чего ему не хватало эти две недели. И никакая Глаша не могла этого заменить. Он ловил губами губы Николя, задыхаясь. Резко отрывался и смотрел ему в глаза. В глаза, полные страсти и желания. Маркин медленно стянул с него пиджак. Андре попятился, увлекая Николя за собой на диван. Он развязал бордовый галстук и расстегнул воротник, перебирая волосы своего друга. Маркин лег на него, гладя по плечам и не переставая целовать. Он скользил рукой по груди Андре, ощущая, как тот дрожит и подается ему навстречу. Хованский тянулся к его губам, его рукам, его телу. Он хотел большего. Хотел, чтобы это не заканчивалось никогда. И Николя готов был исполнить его желание.

***
Спустя двадцать минут Николя аккуратно встал с дивана и принялся собирать с пола свою одежду. Когда он поднял пиджак, из внутреннего кармана выпал помятый коричневый конверт.
- Ах да, прости, забыл в этой суматохе,- он ухмыльнулся, глядя на Хованского, развалившегося на диване с блаженной улыбкой на лице, - тебе письмо. От Соколовой.
Он протянул конверт своему другу. Тот лениво сел и уставился на письмо, пытаясь понять, что с ним не так.
- Ну да, печать вскрыта,- объяснил Маркин, наблюдая за Андре,- я весь день его в кармане таскал. Клянусь, я его не читал.
Хованский нехотя оторвал взгляд от Николя.
- «Князь, Господь покарал меня за содеянное нами злое дело»,- он пробежал письмо глазами. - Ее совесть замучила.
Он переменился в лице.
- Господи, как мы могли обманывать Софью? Она же теперь обнародует письмо старого князя, в котором написано, что она и есть дочь и единственная наследница моего отчима!
Маркин нахмурился.
- Как?! Ты же говорил, что моя супруга сожгла его на свече!
- Ну я же не знал, что ей нельзя доверять!- он вытаращился на Николя. – Я что, за каждым шагом ее должен следить?
Его друг выхватил письмо, встал и поднес бумагу к пламени свечи. Огонь медленно полз по буквам и превращал их в пепел.
- Вот видишь! Теперь я сжег письмо, чувствуешь разницу?!- он кинул обгорающий лист на поднос. – Ее нужно немедленно нейтрализовать, пока все не пропало!- Николя резко поднялся и отвернулся. – Нужно заставить ее замолчать!
Андре в ужасе распахнул глаза.
- Ты что… хочешь ее убить?
- Не волнуйся, я все устрою,- сказал он успокаивающим голосом.
- Я, я тебе не позволю!
- Да никто не собирается ее убивать!- выкрикнул Маркин. – Главное, ничего не делай, а то ты… все испортишь.
Хованский бессильно опустился в кресло. Николя подошел к нему сбоку, коснулся губами лба и пригладил взъерошенную шевелюру.
- Я все сделаю. Не беспокойся.
Он усмехнулся и оставил князя. Нужно было сделать сегодня еще одно дело.



Глава 7
Лидия Ивановна Соколова сидела на кровати и смотрела на фотографию своего сына. С тех пор, как Сашу отправили на каторгу, она постоянно чувствовала, что это было наказанием за все ее грехи. Особенно за обман девицы Горчаковой, связанный с ее наследством. И она хотела исправить все: как можно скорее рассказать Софье правду.
- Жёнушка-а!!!- громкий голос раздался из гостиной, и Соколова поспешно спрятала фотографию сына. - Это я.
Перед ней возник Маркин.
- Господи, Вы что, пьяны?
- Я уста-ал…- Николя смотрел на нее отсутствующим взглядом и пятился к дивану.
- Да… да как Вы посмели явиться сюда в таком виде?! Уже в который раз!- Соколова была ужасно возмущена. – Подождите-подождите, Вы что… собираетесь здесь спать?!
С дивана, где лежал Николя, донеслись нечленораздельные звуки.
- Ну хорошо, я Вам сейчас устрою! Сейчас я Вам устрою! – она в ярости выбежала из комнаты, намереваясь привести охранника и выпроводить своего «муженька» из своих личных апартаментов.
Как только она вышла, Николя приоткрыл один глаз и мигом встал со своего ложа как ни в чем не бывало. Ему нужно было найти письмо, и, кажется, его план срабатывал. Он подбежал к столу и начал перетряхивать книжки. Потом, оглянувшись, достал из ящика папки, стал просматривать их, но нужного документа не было нигде. Конечно, он понимал, что такая важная бумага не будет лежать на виду. Он прошелся по комнате, окидывая мебель внимательным взглядом, и вдруг увидел на стене картину. Огладив резную раму, он снял ее и расплылся в улыбке. Как просто. Он открыл конверт и, удостоверившись, что это та самая предсмертная записка старого князя Хованского, с которой все началось, повесил картину на место. Затем убрал папки, замел остальные следы и плюхнулся на диван. Как раз в этот момент в гостиную зашла Лидия Ивановна с двумя охранниками, которые подняли его и выпроводили из института, как ему и было нужно.

***
Андре решил навестить Соколову следующим утром: он должен был попросить ее не рассказывать ничего Софье и просто удостовериться, что с ней самой все в порядке. Мало ли что мог придумать его друг.
- Вы позволите?..- он осторожно открыл дверь и вошел.
- Князь?- Лидия Ивановна была немного удивлена. – Ммм, Ваше появление здесь не совсем уместно… Я принимаю посетителей у себя в кабинете, а тут мои личные апартаменты!
- Разумеется, - поспешил заверить ее Андре.- Я пришел по личному вопросу. Я хотел поговорить о письме.
- Ну что ж,- ее лицо просветлело,- очень хорошо, что Вы решили рассказать все Софье самостоятельно – это будет очень благородно с Вашей стороны.
- Нет-нет, я ничего не собираюсь рассказывать Софье, я хотел… впрочем, Ваш супруг должен был Вам все рассказать…
- Кхм, мой супруг был здесь вчера, но был недолго. Пока его отсюда не вывели. Он был пьян.
Андре очумело посмотрел на нее. Он помнил только один раз, когда его друг напивался. Да, он помнил…
- Да что Вы…- медленно выговорил он. – По-моему, он был в порядке… Хотел поговорить о письме…
Соколова испуганно рванула к картине. Разумеется, там ничего не было.
- Письма нет, - сказала она мертвым голосом. – Письма нет – он его украл.
- То есть как - нет?- Хованский был в шоке. – Что же делать?
- Что делать… Я как можно быстрее расскажу все Софье сама!
- Нет-нет! Ни в коем случае!- взмолился князь. – Ничего не рассказывайте Софье!
И он бросился к двери, намереваясь найти Маркина и сделать с ним что-нибудь. А вот что именно, он пока не решил. И не был уверен, что сможет выбрать правильный вариант.

***
Маркин сидел в биллиардной и обсуждал детали своего нового проекта с сенатором. Дело с постройкой железной дороги обещало принести неплохие деньги, если правильно все устроить. Нужно, во-первых, получить разрешение великого князя. Также удачно было бы, если бы он сам вложился в проект – тогда остальные вкладчики найдутся без труда. В общем, если правильно все спланировать, можно хорошо обогатиться. Сенатор же нужен был Николя для подстраховки. И не только в этом деле. Он знал, что в клуб скоро нагрянет гость. И этот гость не заставил себя долго ждать.
Дверь открылась, и в комнату вбежал Андре. Увидев, что его друг не один, он немного опешил.
- Ах вот ты где, негодяй!- тихо сказал он.
Маркин сидел спокойно. Он знал, что Андре не сможет сделать ничего, пока в биллиардной находится сенатор.
- Спокойнее, князь!- воскликнул мужчина. – Держите себя в руках! В чем дело?
- Андре, ты не на базаре,- Николя равнодушно смотрел в сторону.
- Письмо, немедленно!– Хованский пытался быть спокоен, но выходило у него не особо.
- Какое письмо?- притворился Николя.
- Перестать паясничать!- взревел Андре. – Завещание. Я был у мадам Соколовой и все знаю. Ты украл его!
Николя опустил голову и улыбнулся.
- Больше я тебе не верю,- князь подошел к своему другу.
- Что значит украл?- Маркин поднял взгляд. – Я одолжил его у своей супруги. Мадам Соколова – моя законная жена, а имущество супругов, как известно, общее,- он вопросительно посмотрел на сенатора, как бы спрашивая, прав ли он. Тот кивнул.
- Ты - жулик!
- Опять некрасивые слова. А я, заметь, даже не пытался дать ход этому письму. Пока. Пока ты ведешь себя хорошо,- он поднял брови,- этого не будет. Я им не буду пользоваться.
- Мазурик!
- А что делать, Андре? Это игра. Ты сам дал мне козырь, а теперь - честь имею, князь.
- Всего доброго, князь,- закончил разговор сенатор.
- Честь имею,- Хованский высоко поднял голову и удалился.



Глава 8
Дела у Маркина кипели. Сначала Николя хотел провернуть небольшую аферу с картами - ничего серьезного, просто сорвать куш - но, как всегда, помешал этот чертов Бутов, и Маркину пришлось покинуть клуб. Через несколько дней он съездил к великому князю и окончательно решил все с железной дорогой. Его визит оказался более чем удачным. Оставалось еще одно: Хованский со своей Горчаковой. Николя не забыл, что у Андре все еще есть невеста. И эта невеста, по его же собственному плану, должна думать, что является дочерью Харитона. Маркин не был уверен в успехе этого обмана, все же Софья была не совсем глупа, но раз уж они пошли на это, нужно узнать, как все прошло. Надо было снова наведаться к Хованскому. Ведь в прошлый раз они не говорили на эту тему. Да и в позапрошлый им было совсем не до того… Николя кликнул извозчика и улыбнулся, скрывшись в полумраке экипажа.

***
Андре сидел в гостиной и пил коньяк. После непродолжительного и не совсем приятного разговора с Софьей он вернулся домой сам не свой. Неизвестно, что на него нашло, но, как только он увидел Горчакову, что-то встрепенулось в нем, и он понял, что не хочет ее потерять. А теперь, когда она вновь выставила его и обвинила в клевете, ему было совсем плохо. Он сидел и смотрел в одну точку. Внезапно чья-то рука возникла прямо из воздуха и взяла бутылку с коньяком, затем подняла ее и, тем самым, обнаружила своего владельца.
- Андре, коньяк в такую рань – это моветон!- этот насмешливый голос был ему слишком хорошо знаком. - Хотя, право, с другой стороны, нам есть, что отметить,- поглядывая на Хованского, Николя подошел к буфету. – Можешь поздравить меня, друг мой! Великий князь подписал все бумаги! Хотя, стоит признаться, меня спасло то обстоятельство, что он находится в подавленном состоянии и не может мыслить трезво… У него родился очередной внебрачный ребенок. Дело грозит обернуться скандалом: у него их уже трое, и вот, извольте, еще одна головная боль!- он презрительно усмехнулся.
- Кстати, насчет незаконно рожденных,- проговорил Андре. Он решил сразу перейти к делу. Маркин насторожился. – Бумага твоя не помогла – Софья ни на грош не поверила. А я вот тебе поверил… Теперь от меня ушла невеста.
Николя сделал невинное лицо.
- Это ты сам виноват, что она не верит тебе безоговорочно.
- Я сам виноват… В том, что поверил тебе, поверил своему другу…- он бездумно стянул пиджак и бросил его на пол.
- Андре, успокойся. Пусть Горчакова тебе отказала, но ведь ее наследство в твоих руках!
- Господи, да черт с ними, с деньгами!- взорвался князь. – Ты что, не понимаешь, что я потерял девушку, которую всем сердцем люблю!
Это было опрометчиво. Маркин встал и резко развернулся.
- Так, все, хватит, Андре. Хватит, мы уже с тобой об этом говорили! Какая, к черту, любовь! И ты, и я – взрослые люди,- где-то глубоко Николя понимал скрытый смысл своих слов и причину своего гнева, но сейчас ему было не до размышлений. – Мы оба понимаем: ты хотел ее заполучить, ты ее возжелал, какая, к черту, любовь! Оставь это зеленым юнцам!
Теперь Андре был готов на все.
- Да тебе же просто этого не понять! У тебя же все измеряется в выгоде, скотина!
Маркин обернулся. Взгляд его заострился, но он уже владел собой.
- Потрудись выбирать выражения, князь.
- А что, не так?- Хованский подошел к Николя, сотрясаясь от гнева. Маркин закурил. – Ты же, ты же… меркантилен, вульгарен, в тебе же нет душевной тонкости!- и Андре говорил уже совсем не о Софье. – Ты же… ничего не понимаешь в чувствах! – закричал он в отчаянии.
Николя глубоко затянулся.
- Хорошо, князь, я понимаю, ты расстроен и поэтому срываешь на мне свою злость. Но я твой друг, и не буду на тебя обижаться. Давай мы сейчас поедем в клуб, расслабимся, и ты будешь все видеть в другом свете.
- Друг…- Андре горько усмехнулся. – Что я не видел в твоем чертовом клубе, друг?
- Но ты можешь мне помочь. У меня там случилось одно недоразумение, и я рассчитывал, что ты поможешь мне в нем разобраться.
- Ну и что? Что у тебя произошло?- раздраженно спросил князь.
- Во всем виноват Бутов. В общем, меня оболгали и обвинили в нечестной игре!
Андре пьяно засмеялся.
- В нечестной игре? Я всегда знал, что ты нечист на руку, а Бутова не проведешь,- Андре повел бровями и покачал головой.
- И это говоришь мне ты? Человек, которого я считал другом, которому я столько раз помогал и выручал?- он был возмущен.
- Да брось, Николя! Ты же всегда держал меня на крючке, ммм?- расслабленная улыбка гуляла на его лице. – Ссуживал мне деньги, потом вил из меня веревки…
- А теперь ты решил сорваться с крючка?- Маркин немного вызывающе оглянул Андре.
- Теперь мне на тебя наплевать,- глаза Хованского были полны горечи, которую он не мог скрыть.
- А ты не боишься, что я могу… отомстить за обиду?- Николя поднял бровь.
- Мне бояться тебя?- Андре скривился и подался вперед. – А что ты мне сделаешь?
Рот Маркина растянулся в хищной улыбке.
- Кто ты, и кто я? Ты же – пфф, а я – князь.
- Ах вот как,- тон Николя бы холодным и жестким, - ну тогда позволь напомнить тебе, князь, что без моей помощи ты бы унаследовал только это имя. И был бы тем, кем тебе надлежит быть – пустым местом.
Андре залпом осушил рюмку, не сводя глаз со своего друга.
- Ну? Ну что ты смотришь на меня?- Николя в порыве сел на кресло и уставился на Хованского. – Давай, скажи, что я не прав, поспорь со мной!
- Ты хочешь, чтобы я опустился до спора с каким-то хамом?
- Да просто тебе сказать нечего! Ты прекрасно знаешь, Андре, что все вот это,- он встал, обводя руками гостиную князя,- все вот это – благодаря мне! Ты бы никогда не получил наследства и остался бы с носом!
- Но я не остался.
- Потому что я придумал, как обмануть Горчакову, как сделать так, чтобы она никогда не узнала, чья она дочь. Без меня у тебя бы ума не хватило все это придумать!- Маркин в гневе заходил по комнате.
- Тут надо говорить не об уме,- крикнул Андре ему в спину,- а о твоем чудовищном… бесстыдстве!
- Может быть,- тон Николя изменился,- может быть. Но ничего не помешало тебе пользоваться моим чудовищным бесстыдством.
В глазах у него заплясали огоньки.
- Я сделал всю грязную работу, пошел даже на убийство ни в чем не повинного нотариуса, который мог рассказать Горчаковой раньше! И все это – ради тебя,- он перевел дух. – И вот она, твоя благодарность – ты плюёшь мне прямо в лицо!
- Всё,- Андре ненавидяще взглянул на Маркина,- хватит. Перестань строить из себя оскорбленную добродетель. Ты мне надоел. Пошел вон из моего дома. И чтобы ноги твоей здесь больше не было!
Николя изумленно огляделся вокруг.
- Из твоего дома? Ну что ж, посмотрим, долго ли он будет оставаться твоим. И запомни, я тебе все это дал - я и заберу.
- Харитон!- взревел Хованский. В комнату зашел слуга.
- Чего изволите, барин?
- Выведи этого господина. И на порог его больше не пускай.
Харитон расплылся в улыбке и повернулся к Маркину, светясь от радости.
- Ну что, милый человек, сам пойдешь, или городового кликнуть, ась?
Николя перевел взгляд на князя.
- Ну смотри. Ты еще попомнишь,- и он направился к двери.
- Иди-иди, шаромыжник. Жаль только, что Бутов до твоей головы не дотянулся!
Андре столкнул со стола бутылку с коньяком и опрокинулся на диван. Харитон тихо подошел.
- Барин, ну наконец-то вы совершили разумный поступок – прогнали отсюда этого проходимца.
Хованский уставился в потолок.
- Да, проходимец-то проходимец, только он ведь другом моим в детстве был,- грустно вспомнил князь. И добавил про себя, что теперь уже не только другом.
- Эээ, да лучше иметь три врага, чем одного такого друга!
- Я ведь теперь, как перст, одинок… Глаша вот только меня всегда любить будет, что бы ни случилось…
Мысль мелькнула на измученном лице Хованского, и он велел Харитону собирать коляску.



Глава 9
«Похитить» Глашу из кофейни оказалось до удивительного легко. Стоило только позвать, как она сразу же побежала за Хованским, и через десять минут они уже были на пороге его дома. Андре хватал ее за руки и целовал. Она неохотно уворачивалась.
- Все, Андрей… все… хватит поцелуев,- Глаша пятилась от него, а князь полз за ней на коленках, хватая за подол.
- Как, как хватит?.. Ты же у меня одна, я тебя люблю…- заплетаясь, бормотал он.
- А как же твоя невеста?
Андре схватил ее за талию и притянул к себе. Девушка вскрикнула.
- Да забудь ты об этой Горчаковой! Я ее не люблю. Ты моя любимая, ну?..- Хованский впился в губы Глаши.
В этот момент в комнату зашел Харитон.
- Какой прыткий барин: одна невеста бросила, а он себе другую завел!
Девушка отодвинулась и загородилась руками.
- Все, полноте. Натерпелась я уже, Андрей. Твоей жестокости.
- Ну, какой же я жестокий? Я ласковый… ну, дай поцелую…- князь потянулся к Глаше. Она вырвалась и отошла от него.
- Это ты сейчас ласковый, когда тебя невеста бросила. А стоит ей тебя назад поманить – я на улице окажусь, никому не нужная. И вообще, Андрей, я решение приняла. Пока к самому тятеньке не посватаешься, твоей не буду.
Хованский пьяно уставился на нее и засмеялся.
- И это твое решение?- он пополз к ней. – Ты, что же, думаешь, я испугаюсь?- Андре схватил ее за талию. – А я не испугаюсь! Ну поцелуй, Глаша!..
Девушка отчаянно замотала головой.
- Ну почему нет, Глаша?..
- Потому что я тебя поцелую, придет Софья, и ты меня прогонишь.
- Ммм, как тебе идет сердиться!- Хованский погладил ее по спине. – Бровки насуплены… Ну разочек, ну…
Девушка наклонилась и коснулась его губ.
Вдруг за дверью послышались крики. Глаша быстро подняла Андре с колен и встала за ним. В этот момент в комнату ввалился Маркин, еле оторвавшийся от Харитона.
- Убери руки от меня!- крикнул он и оправил пиджак. Потом обернулся и увидел Хованского вместе с Глашей. Его глаза сузились. – Ты опять привел эту девку? Может, еще и предложение ей сделаешь?- презрительно кинул он.
Андре жадно смотрел на него. Все, что он теперь мог – это смотреть. И говорить. Кричать.
- Я же тебе сказал на порог его не пускать!
- Но, барин…- начал оправдываться Харитон. Но Андре не было до его объяснений никакого дела.
- Сделаю, а что?- он с вызовом взглянул на Николя.
- Да ты с ума сошел. Кто это женится на уличных?
- Что?!.. Я тебе так про свою девушку говорить не дам…- Хованский повалился вперед. Глаша и Харитон удержали его. Андре выхватил из руки слуги перчатку и со злостью кинул ею в своего друга.
- Я тебя на дуэль вызываю. К барьеру!!!- взревел он. – Харитон, пистолеты неси.
- Успокойся, князь. Ты не можешь вызвать меня на дуэль,- Маркин был совершенно спокоен, даже немного доволен. – Согласно дуэльному кодексу, человек, связанный долговыми обязательствами, не может вызвать своего кредитора на дуэль.
- Что…- пробурчал Хованский, нелепо уставившись на него.
- Значит, ты требуешь от меня доказательства своих же долгов? Ну что ж, изволь,- Николя открыл папку, которую держал в руках, и достал оттуда несколько бумаг. – Это твои расписки?
- Я по многим векселям уже расплатился…
Маркин улыбнулся.
- Расписки есть – значит, и долги есть тоже.
Андре бешено оскалился.
- Ах ты, негодяй! Шарлатан, тебе же только деньги нужны!
- Нет, деньги мне не нужны. Вот, смотри,- Николя достал бумажник, вынул оттуда купюру, подошел к свече и поджег ее.
- Что же это такое-то…- Глаша тихонько взяла Хованского за руку и потянула. Тот раздраженно мотнул головой. Ему было не до нее.
- Видишь?- Маркин держал горящую бумагу в руке. – Деньги – это пепел. Я любил тебя, Андре. Как друга,- издевательски добавил он. – Но ты предал меня. Я не хотел предъявлять тебе повторно твои расписки, но, ты меня извини, мне не нужны деньги, но я ненавижу предателей. А ты – гнусный предатель.
Князь истерически посмеивался.
- Значит, ты признаешь, что хочешь получить деньги по векселям повторно?
- Признаю. Но ты ничего не сможешь доказать,- просто сказал Николя. – Тебе придется заплатить, и ты… заплатишь.
Хованский качался, глядя в пространство.
- Успокойся, Андре. Если у тебя остановится сердце, кто мне оплатит твои долги?
- Пошел вон отсюда,- тихо сказал князь. – ПОШЕЛ ВОН!!!
- У тебя есть три дня,- Маркин даже не пошатнулся от крика Хованского. – Потом с тобой будут разговаривать другие люди и в другом месте. Готовься к долговой яме, князь.
- Ах ты мерзавец! Ублюдок! Подлец!
Николя подошел к нему близко-близко и с широкой, всезнающей ухмылкой шепнул:
- Три дня, князь. И все!..- а потом облизнулся и, окинув Андре прощальным взглядом, ушел.
Хованский крикнул вслед еще несколько оскорблений, но это уже не имело значения. Он рыдал. Рыдал оттого, что опять поддался, оттого, что опять не смог противостоять, оттого, что все его нападки были напрасны и сыграли против него самого. Глаша тихонько обнимала его, говорила что-то о высшей каре, о том, что все будет хорошо, но на все это ему было наплевать. Ему нужен был только один человек.



Глава 10
Что бы ни чувствовал Андре, он понимал, что решать проблему с долгами нужно как можно быстрее. Только вот дело было в том, что князь ничего не смыслил в финансах и не знал, кого можно попросить о помощи. Решение пришло само собой. Правда, поспособствовала ему Глаша. В порыве ревности она примчалась в институт и рассказала все Софье, не забыв ее обвинить. На следующий же день Горчакова стояла на пороге дома Хованского, готовая помочь ему с долгами. Она сидела над расписками в институте на переменах, ночью в умывальной, в парке на прогулках, и, наконец, закончила. Отдав Андре свои расчеты и объяснив странную ситуацию, Софья удалилась. Князь же еще раз пересмотрел свои расписки и записи Горчаковой и удивился, как он мог быть настолько глуп, чтобы не замечать очевидного. Глаша сидела возле него и тихо плакала, слушая, как Хованский хвалил институтку и мечтал о женитьбе с ней. Девушка подала князю пиджак. Андре отвернулся и, приговаривая: «Ну, Николя, теперь ты у меня попляшешь!», отправился в клуб.

***
За столом уже собрались игроки. Маркин метал карты и курил.
- Господа, говорю вам, это будет гигантское предприятие. У нас грандиозные планы. Сам император их одобрил,- за эти дни Николя уже неплохо продвинулся в деле с железной дорогой. - Так что скоро наши акции взлетят вверх! Присоединяйтесь, господа, присоединяйтесь, в накладе не останетесь! Тем более, среди наших акционеров есть весьма высокопоставленные особы,- он кивнул сенатору, сидевшему напротив. – Так что гарантии у нашего предприятия весьма и весьма надежные.
- Здравствуйте, господа,- около стола возник Хованский. Маркин ухмыльнулся.
- Не то, что долговые обязательства иных князей…
Андре засмеялся. Ответ был уже готов.
- Да, особенно когда князьям подсовывают поддельные долговые бумаги, сфабрикованные векселя и расписки.
Николя недоверчиво улыбнулся.
- И что, князья это могут доказать?
- Князья могут,- Андре призывно посмотрел на него и скрылся в коридоре, ведущем в биллиардную.
- Господа, прошу прощения,- Маркин положил карты,- мне нужно отлучиться,- и он последовал за своим другом.

***
Когда Николя влетел в комнату, Хованский задумчиво стоял с кием в руках.
- Я не понимаю Ваших намеков, князь! Вместо того, чтобы оскорблять, лучше бы по распискам рассчитались!- он повысил голос. – И вообще, Ваши оскорбительные намеки недопустимы. Я не позволю Вам запятнать мое честное имя!
- Да,- согласился Андре,- честное имя новоявленного концессионера дорогого стоит!- Хованский ударил по шару, и тот закатился в лузу. - Вот интересно, а что скажут Ваши акционеры, когда узнают, что их новоявленный концессионер выдавал мебель с Хитрова рынка за «Chippendale»? Кстати,- продолжил он,- скажите мне, сколько будет тысяча рублей плюс двадцать пять процентов? Уж не тысяча ли триста пятьдесят, а?
Маркин ошеломленно посмотрел на Андре.
- Мне продолжать?
- Нет, благодарю Вас, князь, не стоит,- тихо сказал Николя. А потом вдруг встрепенулся. – Князь! У меня есть к Вам деловое предложение.
Взгляд Андре был жестким и настойчивым. Маркин понял, что не сможет легко перевести тему.
- Может быть, я где-то и ошибся… Но навряд ли, скорее всего, это счетовод что-то напутал,- он нервно перебрасывал бильярдный шар из руки в руку. – Но мы-то с тобой дворяне, негоже нам ссориться из-за подобного пустяка! Разумеется, я вычту суммы, которые вызывают у тебя сомнения. Пять, десять тысяч – не будет никакого вопроса.
Князь засмеялся.
- Двести пятьдесят тысяч.
Николя остолбенел.
- Кроме того, я не готов простить тебе повторно предъявленные векселя и расписки,- Маркин открыл было рот, но Андре прервал его. - И это еще не все. Ты мне должен еще сто десять тысяч за ранее уплаченный долг, объяснить почему?
- Нет-нет, не стоит,- быстро сказал Николя. – Я вижу, ты прекрасно осведомлен, - Андре улыбнулся. – Интересно, кто твой финансовый консультант? Хотелось бы знать его имя…
- Софья Горчакова,- донесся благородный голос из-за спины. В комнате стоял Владимир Воронцов. – Вы с ней хорошо знакомы.
- Владимир?- Андре был удивлен и напуган.
- Я пришел, господа, кое-что у вас выяснить. Мне нужно задать вам несколько вопросов касательно похищения Софьи Горчаковой.
Николя и Андре переглянулись.
- Мне хорошо известно, что похищение было неслучайным,- твердо сказал Воронцов. – Кроме того, мне удалось выяснить, что душители намеревались убить девушку, и им было за это уплочено. Вам что-нибудь известно об этом, господа?
Николя начал понимать, что у них проблемы.
- Простите меня, граф, но мне совершенно не нравится Ваш тон. Как будто Вы нас в чем-то подозреваете! Если Вы помните, я тоже участвовал в освобождении девицы!
- В самом деле, Владимир,- Андре уже забыл о долгах, и начал защищать своего друга. – Николя встречался с душителями, я дал десять тысяч. Если ты помнишь, я на своих руках вынес Софью из подземелья!
- Тогда как Вы объясните, что душители обратились за выкупом к господину Маркину, а не к Вам, князь?
Они застыли под взглядом графа.
- Я… я не знаю! Да и, послушай, зачем ворошить прошлое? Главное, что Софи жива!
Владимир внимательно смотрел на них. Воцарилось неприятное молчание.
- Господа, я дойду до истины, уверяю вас. И, разумеется, поставлю вас в известность.
- Благодарю Вас, граф,- Николя склонил голову,- мы будем с нетерпением ждать новых известий.
- Честь имею,- Владимир вышел.
Как только дверь за ним закрылась, Маркин взорвался.
- Черт. Черт!
- Николя, чего ты так волнуешься?- в его голосе прозвучала капелька заботы.
- Волнуешься?! Странно, что ты чересчур спокоен! Ты что, не понимаешь?- он в ярости ходил по комнате. - Воронцов не успокоится, пока все не раскопает! Всё, понимаешь? Понимаешь, что с нами будет?!
- Послушай, что он может раскопать? Ты сам говорил: все концы в воду.
- А вот и не все,- Маркин оперся руками о бильярдный стол. – Убили бы девицу, тогда…- он развернулся и стал медленно подходить к Хованскому. – Но ты же не смог, у тебя же чувства взыграли!
Андре отвел взгляд.
- Пойду что-нибудь выпью, надо успокоиться.
- Подожди, Николя,- князь не собирался его никуда отпускать. – Мы еще не закончили наши финансовые дела.
- Андре, помилуй, тебе не хватило волнений на сегодня?
- Тем не менее.
Маркин понял, что просто так не отвертится. Пока преимущество было у Хованского, но Николя знал, что игра еще не окончена и он еще не раз сможет сделать свой ход.
- Ну, коли так,- он улыбнулся,- изволь…



Глава 11
Известие о трагической гибели Глаши поразило Андре. Узнал Хованский о нем по чистой случайности - может быть, не зайди он тогда в полицейский участок, все повернулось бы иначе. А теперь он сидел в кабинете полицмейстера, тупо уставившись на мокрое платье Глаши, которое вытащили из речки. Князь прижал одежду к лицу и заплакал. Хотя платье отдавало тиной, оно все еще хранило тонкий, уже практически незаметный аромат ландышей, которыми всегда пахла девушка. Он уткнулся носом в мокрую ткань, слезы продолжали течь из его глаз.

***
Вечером Андре решил сразу же лечь спать. Он укрылся одеялом и закрыл глаза. Вдруг ему почудилось, что по комнате кто-то крадется. Он открыл глаза и около двери увидел Глашу. Она была в белоснежном платье и танцевала, медленно приближаясь к нему. Девушка села на кровать и погладила Хованского по голове.
- Милый мой, любимый,- Глаша легонько поцеловала князя, - расскажи, что тебя тревожит? Почему страдаешь? Ты же знаешь, как я тебя люблю.
Хованский ласково смотрел на нее.
- Глашенька, моя радость… Я так по тебе соскучился!- прошептал он. – Ты ведь единственная, кто меня по-настоящему любил, таким, какой я есть…
- Почему любил?- девушка улыбнулась. – Я и сейчас тебя люблю. Я же ведь…
Она вдруг вся преобразилась: платье стало черным, волосы - растрёпанными, лицо - мертвенно бледным.
- Я твоя невеста, черная невеста!- она костлявыми руками потянулась к шее Андре. – Я тебя с собой в ад заберу, свадебку сыграем! Хе-хе-хе!!
- Нет, нет! Пожалуйста, я не хочу!!!- князь заметался, пытаясь прогнать наваждение. – Нет! Нет! Я не хочу!
- Успокойтесь, батюшка! Успокойтесь!
- Аааааа!!!!
У кровати стоял Харитон в шапочке и со свечкой.
- Очнитесь, батюшка, это Вам сон плохой приснился, нет никого!
Андре с ужасом смотрел на него.
- Все, все хорошо, батюшка! Это сон, сон.
Хованский вскочил с кровати и подбежал к столику, куда вечером положил крестик Глаши, взятый с другими найденными вещами из полицейского участка. Теперь его не было.
- Крестик пропал…
- Все, в кроватку, в кроватку ложитесь,- Харитон потихоньку поволок князя назад. - Тихонечко, ложитесь…
- Пропал, пропал!..- дрожащим голосом повторял Андре.
- Батюшка, он еще вчера пропал, а сегодня уже все хорошо,- слуга продолжал успокаивать его. – Все хорошо сегодня. Это воришка, воришка гадкий его украл! Спи, спи, мой Андрюшенька! Спи, спи…
Все еще дрожа, князь закрыл глаза и забылся.

***
Наутро к Хованскому пожаловал гость. Отец Глаши, сходящий с ума от горя, сказал, что прошлой ночью к нему приходила дочь. Андре выпроводил старика и сел в кресло.
- Ну, батюшка, больше кошмаров не было?- спросил Харитон, подходя к хозяину.
- Нет, слава Богу. Хотя… Может, это был вовсе и не сон?..
- Как же это не сон? Не наяву же она Вам являлась-то!- усмехнулся слуга.
- Кто знает… Глаша была как живая.
Князь выпил рюмку коньяка и решил сегодня не выходить из дому.

***
Узнав о смерти княгини Алтуфьевой, Николя незамедлительно отправился к Жюли. Увидев ее, он сначала даже не поверил своим глазам. Она изменилась. Сильно изменилась. Манеры, осанка, речь – все теперь говорило о солидном положении. От прежней девочки не осталось и следа. Маркин поклонился.
- Княжна, примите мои самые искренние соболезнования.
- Благодарю. Прошу Вас,- она указала на диван. Николя сел.
- Вас не узнать!
- Получите и Вы десять миллионов, Вы бы тоже изменились.
- Я бы с удовольствием… Да, десять миллионов – деньги немалые, такой капитал нужно держать в узде!- он поднял взгляд. – Хотите, я посоветую Вам выгодно распорядиться Вашими средствами?
- Вы о железнодорожных концессиях,- скучающим голосом сказала девушка. – Наслышана.
- Именно,- он медленно кивнул, глядя на нее. – Вы поймите, деньги – они обязаны работать. С моей помощью Вы сможете удвоить, даже утроить свой капитал. Приумножить его – это Ваша обязанность,- на этом слове он сделал движение бровями и улыбнулся. – Ваш долг перед усопшей.
- Я подумаю.
- И вот еще: к Вам будут приходить разные проходимцы, будут предлагать выгодно вложить Ваши средства. Так вот, не верьте, не верьте никому.
- А Вам я могу верить?- она недоверчиво посмотрела на него.
- Всецело,- уверенно ответил Николя. – Я ведь уже доказал Вам свою преданность. Да, кстати, насчет похорон… Я знаю одного человека – он все устроит,- Маркин достал из внутреннего кармана пиджака блокнот и написал адрес. – Конечно, на это потребуется некоторая сумма, но Вы не волнуйтесь, я все возьму на себя, а после предоставлю Вам счет,- он вырвал листок из блокнота и отдал его Жюли. - Если Вам понадобится еще какая-нибудь помощь, Вы обращайтесь, не стесняйтесь. А сейчас мне пора.
Николя встал и направился к двери, огладив спинку стула.
- Мне нужен Ваш совет…
Он обернулся.
- Как мне вести себя в обществе, чтобы не вызвать ненужных пересудов?
Маркин немного удивленно и удовлетворенно ухмыльнулся.
- А вот это – очень правильный вопрос,- он медленно вернулся на диван. – Юлия, Вы восхищаете меня все больше и больше,- его голос стал сладким и уверенным. – Итак, главное – не делать никаких дорогих покупок. Никаких бриллиантов,- он дотронулся рукой до ее уха, на котором красовалась сережка. Девушка вздрогнула. – И прочей ерунды. Займитесь благотворительностью,- он потер руки. – Много денег на это не потребуется, но положительный резонанс будет колоссальным. Сейчас главное – обеспечить,- он оглядел ее,- пристойный фасад.
Жюли изумленно смотрела на него.
- Господин Маркин, Вы незаменимый помощник. Уверена, мы с Вами… подружимся.
Николя ослепительно улыбнулся.
- Да, я всегда рад помочь Вам. Но здесь я еще и по другой причине. Мне очень нравится проводить время с таким прекрасным ангелом…- он медленно положил свою руку на ладонь девушки и поднял брови.
- Довольно,- сказала она быстро,- я устала и хочу побыть одна.
Он убрал руку. Жюли позвонила в колокольчик – вошел слуга.
- Влас, проводите господина Маркина.
Николя с довольной улыбкой встал.
- До скорого.
Он склонил голову и уехал.



запись создана: 02.05.2011 в 12:10

@темы: фанфикшен, то, что я люблю, творчество, слэш, Николя&Андре, ИБД

URL
Комментарии
2011-07-01 в 03:18 

alley_skywalker
Я здесь случайно, но хочу сказать Вам спасибо за то, что вы пишите этот пейринг! Очень жду продолжения)))

2011-07-09 в 10:16 

MiakaN
Симбиоз - это такая связь,когда одному хорошо и другому хорошо
Я сама безумно рада,что пишу про них!!!! Спасибо Вам,постараюсь побыстрее))

URL
2011-07-23 в 21:29 

Rina_S
-Are you still standing? -Still (с)
Тоже случайно мимо проходила, но очень рада, что на вас наткнулась, вы потрясающе пишите) очень жду продолжения)

2011-07-24 в 19:32 

MiakaN
Симбиоз - это такая связь,когда одному хорошо и другому хорошо
Rina_S, спасибо, очень рада, что Вам нравится)

URL
2011-07-27 в 18:05 

Rina_S
-Are you still standing? -Still (с)
- Нет, деньги мне не нужны. Вот, смотри,- Николя достал бумажник, вынул оттуда купюру, подошел к свече и поджег ее.
:hlop:

2011-07-27 в 21:05 

MiakaN
Симбиоз - это такая связь,когда одному хорошо и другому хорошо
:shuffle:

URL
2011-08-04 в 21:31 

Rina_S
-Are you still standing? -Still (с)
Эх, как все закрутилось-то) Интересно, как у этих двоих все разрешиться)
Я, кстати, хотела предложить - бета не нужна?)) Текст очень приятно написан, но есть моменты, которые правда режут глаз, я могу помочь пригладить немного, если ты не против))

2011-08-05 в 12:59 

MiakaN
Симбиоз - это такая связь,когда одному хорошо и другому хорошо
Rina_S Да нет, спасибо) Я как-нибудь сама справлюсь))

URL
   

Не от мира сего

главная